О политической борьбе в курилках

Любителям ругать власть посвящается

Власть сегодня не ругает только ленивый.

Где-то вполне заслуженно. Где-то и по надуманным поводам. Но разнообразие причин не отменяет факта – ругаться на власти всех уровней люди у нас очень и очень любят, а в определённых кругах общества быть «фрондёром» снова становится престижным и даже модным, как в восьмидесятые годы прошлого века.

О политической борьбе в курилках

Давайте же разберемся – насколько актуальна такая «борьба»? И почему сама буржуазная власть в подавляющем большинстве случаев относится к подобным проявлениям вполне снисходительно?

В своё время автору этих строк довелось работать на разных предприятиях: и на государственных, и на частных. И там и там настроения в коллективах были в значительной степени оппозиционные. С той лишь разницей, что если на госпредприятиях встречались как сторонники «правильного капитализма», так и приверженцы советской и патриотической идеи, то в частных структурах доминировали либералы. Однако везде люди очень любили в свободное время пообсуждать политические вопросы, и почти всегда в ходе этих обсуждений и федеральным, и городским властям доставалось немало.

Но когда возникала ситуация, требовавшая противостояния уже не с Путиным или Собяниным, а с собственным начальником, то весь боевой дух сразу куда-то исчезал.

На государственных предприятиях призывы единичных активных людей к каким-то действиям, причём абсолютно простым, полностью законным и практически не рискованным, в коллективе, как правило, встречались с саркастической усмешкой и возражениями типа: «Всё равно мы ничего не сможем, всё уже давно решили за нас!»

В частных конторах порою было ещё интереснее. Так, когда на одном из предприятий задержали зарплату, на предложение одного из сотрудников воспользоваться своим закрепленным в Трудовом Кодексе правом приостановить работу вплоть до погашения долга другие работники ответили:

«Ну ты же знаешь, какая сейчас ситуация: откуда деньги возьмутся, если платить нечем? А если нас возьмут на контроль, то через два месяца на нашего руководителя могут и уголовное дело завести. Ты что, этого хочешь?»

Но вот наступал обеденный перерыв. Как вы думаете, чем начинали заниматься те самые люди, которые только что отказались поддержать предложения своих более активных товарищей побороться за свои интересы? Правильно – в курилках и за обеденными столами весьма активно и громко «перемывали кости» мэру, правительству и президенту!

Здесь можно вспомнить, как в 80-е и 90-е от сторонников либерализма часто приходилось слышать аргумент, что, мол, в советском обществе недопустима критика высшей власти, а в буржуазном с этим всё в порядке. Что любой американец может крикнуть что-нибудь в духе «Наш Президент — дурак!» и что ничего ему за это не будет.

Но, что самое интересное, именно в этом вопросе либералы не сильно погрешили против истины.

Потому что в буржуазно-либеральном обществе «наезды» на высшую власть в подавляющем большинстве случаев допустимы, и в этом нет ничего удивительного. Но связано это вовсе не с «уважением прав и свобод», которым так любят хвалиться либералы. А с гораздо более прагматичными причинами.

Бессмысленный гнев

Ведь высшей власти от криков в курилках и за обеденными столами, как говорится, ни тепло ни холодно. Она их просто не услышит. Скажем больше — она прекрасно знает об этом факте, но, подобно Слону из басни Крылова, не обращает внимания на уже хрипящую от злости Моську. Зато трудящиеся свободно изливают свой праведный гнев в ходе абсолютно нерезультативных «диспутов» и при этом еще получают моральное удовлетворение от того, какие они «смелые», «свободомыслящие» и «прогрессивные»! Понятно, что такой расклад для экономически господствующего класса гораздо выгоднее, чем та ситуация, при которой люди будут не абстрактно «поносить высшую власть», а начнут бороться за свои конкретные права. Не кричать ругательства в адрес высших буржуазных чиновников, а, объединившись, спокойно, чётко и уверенно задавать конкретные нелицеприятные вопросы своему работодателю. Не мечтать о том, как должно быть устроено справедливое, по их мнению, государство, и что бы они сделали, добравшись до власти, а добиваться хотя бы маленького, но реально ощутимого успеха на своем предприятии.

Более того, в ряде случаев буржуазии даже выгодно, чтобы трудящиеся своего главного врага ассоциировали именно с конкретным высоким чиновником, будь то мэр, президент или кто-то ещё. Ведь оказать какое-то воздействие непосредственно на него отдельные люди (и даже группы людей), скорее всего, не смогут. А если же ситуация в обществе по каким-то причинам станет совсем критичной и всколыхнёт уже массовые выступления, то конкретного чиновника буржуазия без излишнего сожаления и разговоров «отдаст на съедение», как исчерпавшего свои возможности, и заменит другим, свежим. Вот только реальное положение трудящихся от такой «рокировки» не только не улучшится, но, с большой вероятностью, может даже ухудшиться.

И, наверное, всем любителям выступать перед своими коллегами с «обличительными» речами стоило бы в первую очередь задать себе простой, но важный вопрос: а чего я этим добьюсь? И не лучше ли, не полезнее ли будет в данный момент не пытаться абстрактно «совершить революцию», а начать с чего-нибудь меньшего, но более конкретного?

Тем более, что путь к большой Революции и преобразованию социальной системы общества начинается вовсе не с громкой ругани и «фрондёрских» фраз, а именно с обретения опыта практического коллективного взаимодействия и борьбы на своих рабочих местах.

И. Молчанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .