О ситуации с лор-врачами в Великом Новгороде

Интервью с активистом, поддерживающим медиков в борьбе

От редакции: Редакция сайта РОТ ФРОНТ продолжает следить за событиями, разворачивающимися в Великом Новгороде, где в результате действий руководства Областной детской клинической больницы и местных чиновников целый коллектив лор-врачей остался без работы, а их маленькие пациенты – без надлежащей помощи. О текущей ситуации накануне прошедшего в городе митинга мы поговорили с гражданским активистом Виталием Васильевым, который всеми силами поддерживает врачей в их борьбе за справедливость.

Виталий Васильев

Виталий Васильев, фото из интернета

Корр.: Какое настроение среди уволенных лор-врачей, готовы ли они к борьбе?

В.В.: Могу сказать, что те врачи, с кем я общаюсь, готовы к борьбе. Они будут бороться, в том числе, через суды. У части людей уже поданы иски о восстановлении на рабочих местах.

Хотя, борьба тут не простая ещё с той стороны, что у них условия труда и зарплаты такие, что они не особо радовали их. И если этот специалист просто берёт и переезжает в Санкт-Петербург, в Ленинградскую область или в Москву, он там сразу получает на порядок больше средств – хватит и квартиру снять, и устроиться. Поэтому это не вопрос о том, чтобы биться со страшной силой за восстановление на работе. Это просто борьба за справедливость. А вот какие-то особые бонусы, которые эта работа приносит, – тут большой вопрос. Поэтому мы будем требовать не только восстановления врачей, но и создания для них достойных условий труда.

Корр.: Как ведёт себя администрация учреждения, есть ли реакция на проводимые мероприятия в поддержку врачей?

В.В.: Администрация учреждения здесь выступает в пассивной роли, потому что, видимо, вся эта политика, которую главный врач детской областной больницы реализовал, спущена ему сверху от министерства, а он просто исполнитель. Когда был народный сход, он даже не вышел к людям, он побоялся, и за него отдувалась первый замминистра Ломовцева. Потом заявление делал отвечающий за информационную политику администрации области – Иван Сизов. Главный врач является исполнителем, что ему скажут, то он и делает. Например, он в течение 2-х часов должен был сидеть на прямой линии и отвечать на вопросы родителей. Он сначала там посидел, а потом поехал на собрание общественной палаты; за него уже заместитель отвечал на эти вопросы. На собрании он зачитывал речь о том, как у них всё было очень плохо и не по закону, как он борется за законность, что он нашёл замечательные кадры (это на самом деле ложь, про их замечательность), и теперь у них всё будет прекрасно, и сейчас, вроде как, уже не хуже, чем раньше было (а это — тоже ложь). В общем, ему сказано отбиваться, говорить то-то и то-то, и он этот номер исполняет. Это моё мнение со стороны, то, как я вижу ситуацию.

То есть, основным игроком является администрация области, в частности, министерство здравоохранения, информационный отдел. Губернатор по этой теме широко не высказывается, работают его подчинённые.

Корр.: Какие силы и каким образом поддерживают борьбу врачей?

В.В.: Борьбу врачей, в первую очередь, поддерживают родители, дети которых у этих врачей лечились. Есть мамы, у которых очень сложные дети с болезнями уха, горла, носа. Врачи, которые работали, им реально помогали, и не просто помогали, а спасали жизни детей. И они знают этих детей, они их оперируют. Когда вот этих специалистов, которые реально помогают, – выгоняют, это не остаётся просто так, это принимается близко к сердцу. Конечно, эти родители выходят на поддержку.

Плюс, включается партия «Яблоко». Другие в это время играют в какие-то кабинетные игры, этим занимается КПРФ, например. Она работает исключительно кабинетными средствами: вот напишем какой-нибудь запрос в прокуратуру, сделаем обращение в министерство, туда-сюда… То есть, перекладывают бумаги. И эти перекладывания бумаг должны, как бы, эту ситуацию исправить. «Справедливая Россия» тут только пиарится и устранилась от какого-либо участия.

Плюс, включаются те люди, которые понимают, что у нас в стране что-то идёт не так. Которые с прошлого года это поняли. Я в прошлом году занимался организацией борьбы против пенсионной реформы и это дело не забросил: веду свою группу в соцсетях по этой теме; думаем, как дальше заниматься выправлением ситуации в стране через протестную деятельность, через альтернативную политику. Соответственно, и к борьбе за медицину мы подключаемся. И хотя у меня нет больных лор-заболеваниями детей, все здоровы, к счастью, но я не равнодушен к этой ситуации, я включён.

Ну и сами врачи тоже взялись бороться за себя. И вот, так как они взялись, эта ситуация имеет место. Потому что если бы они согласились на условия, которые навязывала администрация, и работали бы, как рабы, то ничего бы и не было. А между прочим, большинство врачей и идёт именно по этому пути: когда их загружают всё большим количеством работы, то они либо соглашаются, либо просто избирают путь избегания: увольняются, переезжают в другой регион, идут в частную клинику. То есть протеста массового, организованного пока ещё не было, а теперь он есть.

Корр.: Какую роль играет профсоюз «Альянс врачей» в проведении мероприятий, касающихся поддержки борющихся врачей? Есть ли противодействие или бездействие существующего (официального) профсоюза?

В.В.: «Альянс врачей» включился в эту ситуацию, как только о ней стало известно. По сути, тот сход, который был у больницы, состоялся по инициативе «Альянса врачей», а также родителей и ряда общественников. Лидер новгородского «Альянса врачей», который живёт под Окуловкой, решил приехать и встретиться здесь с родителями, с уволенными и другими врачами, написал об этом. Об этой встрече стало известно. Соответственно, туда пришли заинтересованные люди. Я тоже там был. Влияние независимого профсоюза здесь является кристаллизующим фактором. И я надеюсь, что наши врачи, новгородские, тоже вступят в профсоюз и начнут уже не просто индивидуальную борьбу, а борьбу, организованную профсоюзным способом. Это будет гораздо сильнее, гораздо эффективнее.

А что касается действий обычного, жёлтого, медицинского профсоюза, то он либо ничего не делает, либо работает вместе с администрацией больницы. То есть от них в худшем случае – вред, а в лучшем случае – ничего.

Корр.: Поговорим об условиях труда в больнице. Какая была нагрузка на врачей?

В.В.: У них было 9,75 ставок на отделение, а врачей работало пятеро, соответственно, нагрузка была большая. При том, что по закону у врача не может быть больше полутора ставок нагрузки, больше просто нельзя. Но получалось, что у них было больше. То есть, пяти специалистов, на самом деле, было недостаточно. Если уж хотели организовать круглосуточную лор-службу, надо было ещё двух-трёх специалистов привлечь к этому, чтобы они смогли работать в приёмном покое. У нас вообще в городе лор-врачей в поликлиниках не хватает. Кто-то работал больше, естественно, кто-то меньше, но работы было много, народ выматывался, уставал. Тем более, это же не только операции, которые они проводили, это осмотры и какие-то экстренные вмешательства, это куча бумажной работы, которую врач должен вести, помимо непосредственно врачебной деятельности.

Корр.: Была ли проведена индексация зарплат врачей в соответствии с майскими указами?

В.В.: Надбавки в соответствии с майскими указами врачи не получали. Зарплата заведующего отделением была выше, чем у других врачей, потому что у него особые коэффициенты, надбавки. На сходе, который состоялся у детской областной больницы, Екатерина Рощина – уволенный врач – показывала квитки о зарплате: чистыми у неё получалось 18,5 тысяч рублей на 1,25 ставки – это ставка целая в отделении и четверть ставки в поликлинике. 18500! Какие майские указы! О чём можно говорить…

Каким способом врач мог получить приличную зарплату? У него есть ночные дежурства, он работает не на одну ставку, а, например, на две, плюс он ведёт платный приём. И вот можно показать, что средняя зарплата уже не 18, а, например, 40 тысяч. Ну вот, ты – молодец! В статистике больницы у тебя всё в порядке, а то, что ты работал не на одну ставку на две и добавить сюда дополнительные платные услуги, которые оказал сверху, в нерабочее время, это уже статистику-то не волнует.

Корр.: Что стало с младшим персоналом в больнице (обычно «оптимизация» касается их в первую очередь)?

В.В.: С младшим персоналом, насколько я знаю, поступили просто: была ты санитаркой, стала уборщицей; была сестрой-хозяйкой, стала кастеляншей. Соответственно, уже не медицинский персонал, в статистику они не попадают, можно дальше их эксплуатировать, урезать зарплаты, нагружать большим количеством работы за те же деньги.

Люди не хотят работать за копейки, которые там платятся, они уходят. Получается дефицит кадров, а работу надо делать. А кто будет делать? Те, кто остался. Вот их и нагружали. И младший медицинский персонал, конечно, страдает ещё больше, так как они не организованы, каждый боится. Многие боятся что-то менять, у людей нет опыта борьбы за свои права, они не знают, как это делается. Нет и структуры, которая помогла бы бороться, настоящего независимого профсоюза пока нет. Соответственно, человек оказывается один на один с администрацией, которая может его наказать: депремировать, не доплатить, перенести отпуск, перевести из медицинских работников в обслуживающий персонал, то есть, может давить на него, как захочется. И способ борьбы у него только один – убежать. В итоге, люди бегут: и младший персонал бежит, и врачи бегут, потому что работать под таким прессингом крайне тяжело. Возникает вопрос: зачем?

А над врачами висит ещё, к тому же, дамоклов меч уголовной ответственности за свои действия: когда врач, у которого много переработок, может допустить врачебную ошибку, кто за это будет отвечать? Администрация, которая заставляет его работать всё больше и больше, принуждает к этому, или он сам? Конечно, он сам. Он пойдёт в тюрьму, а на его место администратор должен найти кого-то другого – какого-нибудь вчерашнего студента, неизвестно как выучившегося, или человека, который приехал из среднеазиатской республики, там получил каким-то способом диплом медицинского вуза. Вот этих ребят набирают, а они через какое-то время работы, получив опыт, потом тоже уходят.

Корр.: Можно ли найти в городе работу по специальности?

В.В.: Работы для детских лор-специалистов в городе очень много. Врачей не хватает. Но при этом, найти работу уволенному специалисту – большая проблема. Вот, в частности, с оперирующим детским лором, которого уволили по основному месту работы, не стали заключать договор и в детской поликлинике, где он был совместителем. То есть, он был дважды уволен. Почему? Да потому что он посмел спорить с начальством, посмел отстаивать какие-то свои права, а такие «бузотёры» начальству не нужны, проще их просто не брать на работу, показать, что на них можно давить, их можно наказывать и выживать из города. Потом, когда этот скандал стал известен (было сообщение на страничке коллектива лор-врачей), его через два дня всё же взяли на работу в поликлинику, потому что это получается очень плохой пиар для власти. И они хотят всё-таки эту ситуацию замять.

Так что, если мы сейчас проиграем, то врачи, которые были уволены, скорее всего, уедут в другие регионы, получат там рабочие места, возможно с гораздо более высокой зарплатой, а наша область останется без доступной лор-помощи детям. Что это значит в нашем климате, в наших условиях – это страшно сказать. Кто за это ответит? Администрация современная, эти временщики, которые сюда приехали на время? Они за это не ответят, они просто соберут вещички через какое-то время и поедут на новые должности. У следующих, которые придут на их место, также не будет никакого интереса что-то сделать для людей. То есть бороться надо сейчас и сейчас победить!

Врачи не хотят быть игрушкой в руках чиновников

Врачи не хотят быть игрушкой в руках чиновников

Корр.: Как чиновники реагируют на противоречия внутри больницы? Можно ли ожидать от них содействия в разрешении ситуации?

В.В.: Позиция чиновников по этой ситуации в больнице такая: были врачи, хорошие врачи, но они отказались лечить детей, поэтому мы найдём других врачей, которые не будут отказываться лечить детей. Это официальная версия. И они говорят, что мы уже таких врачей нашли: вот, раз-два-три – называют некоторые фамилии (с большими вопросами к их квалификации и нагрузке, которую они уже несут). Соответственно, чиновники хотят просто ситуацию замолчать, заболтать и просто пересидеть этот конфликт. Всё, что им нужно, чтобы оставить всё, как есть, это просто сидеть и ждать, когда народный гнев утихнет, когда повод пройдёт и все смирятся, с тем, что «ну да, у нас лор-службы, которая была, больше не будет; теперь всем нужно будет ездить в Питер, кто хочет себе качественную медицинскую помощь или стоять неизвестно сколько и как в очередях в нашу областную больницу, в которой остаётся всего лишь один опытный оперирующий детский лор-хирург». Всего один. Было пять, а теперь один.

То есть, чиновники этот период просто хотят пересидеть: всё само заживёт, образуется, народ поворчит и разойдётся. Это их стратегия. К слову, эту стратегию мы можем переломить только одним способом: собирая максимально нашу протестную энергию и предъявляя её тому человеку, который может решить вопрос. Это — губернатор Новгородской области Андрей Никитин. Он в состоянии этот вопрос решить, обеспечить правильную законодательную базу, обеспечить больницу деньгами. В его ведении и в ведении Думы областной, которая ему подчиняется, бюджет области. Он может дать распоряжение, чтобы этот конфликт с врачами был урегулирован. Это в его власти, в его компетенции. И, соответственно, мы собираем протест максимальный, чтобы потребовать от него этих действий. Если он не пойдёт нам навстречу, тогда будет ставиться вопрос уже о том, нужен ли нам такой губернатор.

Корр.: Что планируется делать дальше?

В.В.: Если в течение недели после митинга – до 20 июля – не будет сделано конкретных шагов к разрешению этой ситуации по восстановлению врачей и созданию условий труда, тогда мы будем переносить свой протест в Москву.

От редакции: как и было запланировано, 13 июля в Великом Новгороде в парке им. 30-летия Октября прошел митинг по поводу массового увольнения лор-врачей. Мы попросили Виталия дать комментарии и об этом событии.

Митинг в Новгороде

Митинг в Новгороде 13 июля

Корр.: Каково Ваше общее впечатление о прошедшем митинге?

В.В.: Считаю его частично успешным. Частично, потому что не всё, чего мы хотели от этого митинга, смогли получить. Самое главное, чего не получили – это высокой явки, на которую рассчитывали.
Информация о митинге в соцсети «ВКонтакте» разошлась очень широко, её ставили активисты в сообществах, сами сообщества публиковали, и там были десятки тысяч просмотров, сотни лайков, большое обсуждение. И создавалось ощущение, что многие граждане придут.

Но в итоге людей было мало. Мало относительно наших ожиданий, конечно. Можно оценить посещаемость где-то в 200 человек. Это примерно столько же, сколько было в прошлом году на первых акциях протеста против пенсионной реформы.

Корр.: Можно ли считать митинг проваленным?

В.В.: Нет, это не провал. Но как против пенсионной реформы новгородцы не стали массово выходить, так и на защиту врачей новгородцы снова массово не вышли.

Корр.: Почему так происходит?

В.В.: Тут причин может быть много. Например, многие говорят, что никуда не пойдут, потому что организатор – партия «Яблоко». А то, что это городская и областная проблема, которую нужно решать всем, – это для некоторых вообще не аргумент.

Кроме того, есть люди, заинтересованные в решении проблемы, но при этом они не хотят светиться на митинге или им это не положено. Это, например, работники правоохранительных органов, которые говорят: «Мы за вас», но официально они на той стороне, на стороне власти.

Ну и у большинства, конечно, остаётся пассивное ожидание того, что начальство сделает всё, а от нас всё равно ничего не зависит.
Хотя на этом митинге было достаточно много людей, которые в политику раньше не включались. Просто это их боль, и они о ней пришли сказать.

Корр.: Есть ли положительные результаты от проведения митинга?

В.В.: Меня пригласили в ведущие митинга, я считаю, что это было хорошее дело: я как гражданский активист несколько уравновешивал или нивелировал партийность мероприятия, потому что организатор – партия «Яблоко», и основная пропаганда официальной власти была проста: акция — это предвыборный пиар, и не надо, мол, вестись на грязные политтехнологии либералов. Соответственно, когда не партийный человек и ведёт, и приглашает выступать, а также выступают многие не партийные люди – просто люди с этой проблемой, то это настраивает людей положительно по отношению к мероприятию. Положение левых в этой ситуации, конечно, удручающее получается.

Хорошим был ход митинга, его структура. Первой слово взяла председатель регионального отделения партии «Яблоко» Анна Черепанова, она сказала о проблемах с медициной в регионе.
Потом выступали родители. Выходили матери и говорили, что они думают об этой ситуации. Надо отметить, что выступали они весьма аргументировано и жёстко и были поддержаны всеми. Было много наглядной агитации, сделанной своими руками.

А после блока родительской общественности выступали сами уволенные врачи. Это были очень сильные и нужные для города выступления. Слово взял уволенный заведующий отделением Руслан Уразгалиев. Он ответил на все те нападки, которые имели место на круглом столе, когда врачей называли шантажистами, обвиняли в неоказании медицинской помощи. Уволенный врач рассказал, как всё было на самом деле, что за мифические переплаты им приписывали, то есть — вскрыл эту административную ложь. На круглый стол его никто не приглашал, но он дал ответ здесь. Также вышли к собравшимся двое его коллег, тоже уволенные врачи (один из врачей не смог быть, потому что был в отъезде). Они все заявили: «Мы хотим работать, мы хотим лечить детей».

И вот эти требования родителей вернуть врачей, обеспечить медицинскую помощь, а также готовность врачей лечить – это такая заявка в адрес власти: «Власть, а ты-то что? Что ты сделаешь в этой ситуации? Будешь закрывать глаза, говорить, что ничего нет?» Видимо, такой и будет позиция властей: просто пытаться игнорировать проблему.

Будем пробивать информационную блокаду и совать этот факт им под нос. Для того, чтобы обнажилось истинное лицо сегодняшних правителей в Новгороде и в Новгородской области. Потому что они хотят выглядеть такими авторитетными и серьезными радетелями о народе, а на самом деле они просто исполнители разрушающих медицину, подрывающих жизни людей, обрекающих общество на вымирание приказов. И вот эти исполнители преступных, по сути, приказов, идущих сверху, пытаются камуфлировать свою разрушающую деятельность и играть в добрых господ. На митинге было сказано, что они должны быть не господами, а слугами народа, должны служить, а если они не справляются с этим, то должны уйти.

Корр.: Каковы итоги прошедшего митинга?

В.В.: Так как людей, пришедших на митинг, было немного, мы не ожидаем, что власть пойдёт навстречу. Если бы там было не 200 человек, а 2000 – это было бы событие федерального значения, и губернатор был бы вынужден тоже в него включиться, разрешать проводить круглые столы, разговаривать с народом и решать проблему. Но так как людей было мало, то никакого моментального решения не будет.

Но мы и не рассчитывали, что сразу пойдут нам на уступки, поэтому я внес ряд предложений о том, как нужно родительскому сообществу, вообще новгородцам, бороться дальше. Я предложил проводить пикетирование областной администрации, и с понедельника мы это пикетирование начали. Будут одиночные пикеты с требованием вернуть наших врачей.

Также мы заявили о том, что даём неделю губернатору на размышления и на принятие решений в пользу требований народа, для реализации требований народа. Если до 20 июля требования восстановить врачей в должностях и обеспечить им достойную оплату труда не будут удовлетворены, то мы будем переносить наш протест в Москву. Я объявил, что будет начат сбор средств на такой поход в столицу. Потому что если местные чиновники не могут и не хотят решать наши проблемы, наш протест неизбежно должен идти в Москву.

И я надеюсь, что вот эта заявка всё-таки администрацией будет услышана, и они всерьёз подумают, не проще ли удовлетворить требования людей, требования врачей и восстановить их на работе, замять это дело, чем увидеть новгородских активистов с пикетами у административных зданий уже в столице. Я надеюсь, что наша администрация примет решение удовлетворить наши требования и не обострять ситуацию.

Еще один момент. На митинге присутствовали журналисты разных СМИ. Были строго губернские, были полунезависимые издания и, соответственно, есть различные материалы, в которых так или иначе ход митинга отражался. И, можно сказать, наш митинг в информационном плане не полностью, но всё-таки перебивает фальшивую реальность, которую для людей пытались создать на круглом столе в общественной палате.

От редакции: Сегодня как раз истекает срок, который отвели активисты местной власти на решение проблемы. Накануне губернатору было передано обращение о восстановлении врачей в должностях, подписанное более, чем тысячей новгородцев. К настоящему моменту глава региона не дал на него официального ответа, а также неизвестно о каких-либо предпринимаемых им действий для разрешения конфликта.

Таким образом, власть в очередной раз продемонстрировала твердое намерение сохранить курс на уничтожение государственной системы здравоохранения и переводе медицинского обслуживания на коммерческие рельсы. В системе, превращающей в товар в том числе такие вещи, как здоровье и знания, трудно ожидать обратного. Только коренная смена общественно-экономических отношений способна повернуть эту тенденцию вспять.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

Артур Бакулев

Дежурный по сайту: Артур Бакулев

У честного человека не может быть метаний между равенством и угнетением, справедливостью и эксплуатацией. Всё просто: "...есть только два класса - буржуазия и пролетариат. И если вы не за один из них, значит вы за другой...".

Tags: