Дискуссия: О тактике и лозунгах в сегодняшних условиях

В статье уважаемого тов. Сокольского «О лозунгах» имеются весьма ценные мысли, безусловно требующие учёта при выработке тактики действий коммунистов на нынешнем этапе борьбы. Много верного сказано и по вопросу о лозунгах.

При всём этом есть и некоторые моменты, более или менее важные, на которых считаем необходимым остановиться отдельно.

Выделим два направления вопроса о лозунгах. Это вопрос об их соответствии данному конкретно-историческому МОМЕНТУ – причём, не в статике, а В РАЗВИТИИ. И это вопрос об адресности лозунгов, т.е. вопрос – к кому именно обращены эти лозунги.

По порядку.

Тов. Сокольский совершенно правильно отсылает нас по ряду моментов к В.И. Ленину. Обратимся к Ленину и мы.

В июле 1917 года Ленин написал весьма важную статью «О лозунгах», где он обосновывал решение о снятии лозунга «Вся власть Советам». Он обращал внимание на своевременность лозунга, на недопустимость как забегания вперед, так и отставания от требований момента. Другой пример — отношение на апрельской конференции Ленина к лозунгу Троцкого — «Без царя, а правительство рабочее». Уж куда революционнее…

Нынешняя обстановка в стране — еще не революция, рабочий класс – как класс — еще не поднимается. И главная наша задача на данном этапе — это как раз поднять рабочий класс на отстаивание своих коренных интересов в нынешней своеобразной обстановке, когда он может получить поддержку протестных масс — своих буржуазных и мелкобуржуазных временных союзников и попутчиков. То есть главная задача – разъяснить людям: «Ваше положение в обществе — это дело ваших рук, за вас никто его не сделает». А мелкобуржуазной массе необходимо четко прояснить, что ее требования без участия рабочих не имеют перспектив: настоящая сила — у рабочего класса. Во всяком случае – в перспективе. И тут получается такая цепочка: К взятию власти класс не готов, нет ни профсоюзов (в достаточном количестве и достаточной мощи), ни Советов, нет организации класса. И нет политической воли пока у самого класса, и даже экономическая борьба не стала ещё реальностью в масштабе, сколько-нибудь существенном, т.е. даже за экономические права класс в целом еще не готов бороться самостоятельно, он ещё надеется на партнёрство, что умело использует режим в своих классовых целях..

Как при этом использовать политическую активность непролетарских масс в интересах приближения и подготовки к революции, т.е. в интересах рабочего класса — вот вопрос. Урезанными или не урезанными будут выдвигаемые лозунги, но своевременность их обязательна.

Сегодня главным фактором (из неэкономических), влияющим на ситуацию, является наличие неограниченного юридического и силового воздействия у буржуазии, в условиях, когда экономический фактор – кризис — родил другую силу — силу сопротивления режиму, не справляющемуся с кризисной катастрофой. И потому против именно этого фактора — насильственного террористического характера диктатуры капитала надо направлять острие борьбы. Здесь требование буржуазных свобод делает союзниками все слои протестных масс, и лозунг демократических свобод – пока главный на этом этапе. Это то, о чем говорил Сталин, — когда буржуазия выбрасывает за борт знамя буржуазных свобод — коммунисты его поднимают. Объединяться против фашизма надо до того, как фашизм объединит всех в концлагерях… Все остальные лозунги опережают ситуацию, являются производными от этого сегодня главного лозунга, и без его реализации остаются лишь благими пожеланиями.

Неурезанность наших лозунгов заключается для нас в этих условиях в том, что союз мы открыто признаём временным: после достижения реализации лозунга демократических свобод система союзов изменится. А на нынешнем этапе даже буржуазные демократы для нас союзники (например, мы вместе с ними выступали в союзе против закона о партиях, и даже подписывали с ними совместное заявление об этом). Но это такие союзники, которых мы, однако, не желаем видеть во главе масс, не собираемся позволить им возглавить массы, а лишь согласны иметь их в качестве попутчиков на этом отрезке пути. К следующей цели, после хотя бы частичного осуществления буржуазных свобод — мы пойдем с непролетарскими слоями населения, но не с буржуазными — а с трудящимися массами, с трудовой мелкой буржуазией — к диктатуре пролетариата (характер, способы этого перехода, а также характер самой диктатуры определятся в зависимости от силы сопротивления классового противника. Но суть её определённо будет именно диктатурой пролетариата). И тогда для выдвижения лозунга диктатуры пролетариата мы должны уже иметь базу — организации пролетариата и его союзников – классовые профсоюзы и Советы.

В чем ещё прав Сокольский, так это в том, что главный лозунг – даже такой сиюминутный — нельзя заслонять обилием требований, подчиненных и обусловленных главным лозунгом. (Кстати Сокольский порой и сам грешит тем же). И комсомольцы, и, что греха таить — и мы, партийцы, — делаем главный лозунг как бы рядовым, помещая его в перечень всех производных наших требований, призванных удовлетворить все частные требования протестных слоёв.

Выделение главного лозунга должно быть существенным, может даже, выдвигая каждое частное требование, надо дополнять объяснением — «А потому (для того…) — наша первоочередная цель — демократия и свобода от полицейщины». Повторенные многократно, эта цель, этот лозунг — утверждают свою приоритетность на этом этапе.

При этом надо, конечно, иметь в виду, постоянно видеть перед собой (и — да, не стесняться постоянно открыто говорить об этом) перспективу, а именно – революционную перспективу, как непременную нашу цель, подготовку к которой мы ни на минуту не должны забывать. Эта цель – стратегическая. И всю тактическую деятельность мы должны ПОДЧИНЯТЬ этой стратегической цели.

Что же касается тактики на массовых акциях – то по большому счёту Сокольский прав. Она, тактика, должна измениться. Именно в соответствии с изменением характера участников акции и их требований. Если в декабре-январе значительную часть протестующих составляла буржуазия (причём, как мелкая, так и средняя и даже представители крупной) и её требования были политическими, а именно – буржуазно-демократическими – за «честные» выборы и т.п., то теперь, в мае, среди протестующих буржуазии практически не было, в том числе и мелкой. А были трудящиеся, наёмные работники. И студенты. (Причины этого, анализ этих причин выходит за рамки разбираемого вопроса. Это было проанализировано, например, на Политклубе Московской организации РКРП-КПСС). Их требования уже другие – социальные прежде всего. И мы своими лозунгами не должны уходить от этих требований. Именно соединение общедемократических и социальных требований – вот особенность данного момента. Вот то звено, ухватившись за которое, можно вытянуть всю цепь, как учил Ильич.

Отсюда и изменения в нашей тактике. В декабре-январе мы участвовали в митингах с целью вовсе не слить наши требования и лозунги с буржуазными (наоборот, мы всячески разоблачали иллюзорность надежд на «честные» выборы в эксплуататорском обществе, подчёркивали, что Немцов и Путин – одна банда), а с целью ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ организаторам акций и работы в массах по их разоблачению. Мы активно засвистывали наиболее одиозных личностей, мы десятками тысяч распространяли листовки с НАШИМИ лозунгами и требованиями. Теперь задача другая. Учитывая характер участников и их чаяний, мы должны стремиться ВОЗГЛАВИТЬ их, вести ЗА СОБОЙ, предлагать соответствующие требования и лозунги, ведущие вперёд, а не назад.

Об адресности. Правильно подметил Сокольский, что предложенные лозунги адресованы не пролетариату. Они адресованы участниками митингов. Да, там по большей части трудящиеся. Но всё же не пролетарии. Рабочих там очень мало. К рабочим, на заводы, конечно, мы идём с совсем другими лозунгами. А наша задача на ЭТИХ митингах — привлекать служащих, интеллигенцию, инженерно-технический состав на позиции рабочего класса. А это можно сделать только выдвигая привлекательные для них требования, привлекательные не по форме, а по сути, выражающие их действительные сегодняшние интересы и чаяния. До которых они ещё в массе своей далеко не доросли. Так что время для социальных требований никуда пока не ушло. Оно ещё только приходит…

Несколько слов о частностях. Не рассматриваем сейчас те примеры и конкретные рекомендации, с которыми полностью согласны. Что верно – то верно. Поговорим о том, что, на наш взгляд, не совсем верно.

Так, предложенные комсомольцами лозунги рассматриваются как стремление всеми силами удержать протест в рамках социального, экономического протеста. А мы уже констатировали, что это — не удержание, а на данном этапе – движение вперёд, поскольку массы, рабочий класс сегодня ещё не поднялся на классовую борьбу даже в такой форме – в форме экономической борьбы.

Довод о том, что приходилось слышать от людей, что, мол, когда пойдете брать власть в свои руки, позовите, я с вами пойду, а вот на митинги и пикеты ходить не вижу никакого смысла, – не прокатывает. Ведь эти люди не пойдут и на чисто политические митинги, которых наша партия проводит немало, собственно – постоянно проводит. На самом деле – это всего лишь действительно распространённый способ отлынивания от повседневной работы. Эти люди ведь не только на митинги не пойдут. Они не пойдут и к проходным заводов, и распространять прессу, и т.д. Нам приходилось слышать и другие отговорки в большом количестве и ассортименте. Но приводить их как пример гласа народа – неправомерно.

Другой постулат: «Чтобы люди увидели в коммунистах альтернативную силу, для этого сначала этой силой нужно стать». Всё вроде верно. Кроме слова «сначала». Вспомним диалектику. Надо рассматривать процессы не по отдельности, а во взаимосвязи, не в статике, а в динамике. Коммунисты точно так же не станут силой, если люди в ней такую силу не увидят. Ахиллес никогда не догонит черепаху.

Другое утверждение: «Объединять для борьбы нужно не абстрактных граждан (аморфная позиция оппортунистов!), а класс, выбрав наиболее революционный из них». Опять – или – или. А это не так. Во-первых, речь и идёт об объединении класса, о его организации для классовой борьбы. На первых порах – в форме экономической, поскольку иначе и не бывает. И те массы участников протестов сегодня в основном объективно принадлежат в потенциале к рабочему классу по марксовой классификации. Только они ещё этого не знают. А во-вторых, нельзя отказываться от объединения рабочего класса с его потенциальными союзниками. Хороша была бы подготовка и свершение революции, если бы большевики отказались от союза рабочего класса с крестьянством (мелкой буржуазией)!

Возмущение тов. Сокольского: «Лозунг «ХВАТИТ НЫТЬ — ОРГАНИЗУЙТЕСЬ!» на полном серьезе предложен комсомольцами (!!!) в качестве одного из главных лозунгов. Это просто потрясающе!» — можно объяснить разве что тем, что автор не знает, что этот лозунг выдвинут вовсе не комсомольцами, а наиболее передовым отрядом рабочего класса – классовым профсоюзом МПРА. Да, он эмоциональный. Это не всегда недостаток. И не всегда льёт воду на мельницу буржуазии. И не всегда большевики выдвигали лозунги, в которых содержалось обращение только к одной конкретной группе граждан. Например, «ВСЕ на борьбу с Деникиным!» Это кто же такие «все»?! Буржуи тоже, что ли? Их ведь было немало… Ох, и досталось бы Ленину от Сокольского за эту красивую фразу…

Не меньшее возмущение и изумление автора вызвал и лозунг: «ГОТОВЬ ВСЕОБЩУЮ СТАЧКУ!» Объясняется это изумление другим изумлением: «Неужели комсомольцы не знают из истории рабочего движения, насколько сложно в реале организовать всеобщую забастовку?» Между прочим, это требование – программное положение нашей партии. Вот только осталось незамеченным, что в сегодняшних условиях, в условиях отсутствия должного количества и качества профсоюзов, как правильно замечает Сокольский, никто и не призывает «ОБЪЯВЛЯЙ всеобщую стачку!» Точно так же, как никто не призывает: «Совершай социалистическую революцию в текущем квартале». Но, как совершенно правильно пишет тов. Сокольский, готовить революцию нужно. В том числе, и сейчас. А одним из путей, этапов движения к революции как раз и должна быть всеобщая политическая стачка. Поэтому, конечно, и её нужно готовить, не боясь трудностей.

Говоря об обилии конкретных социальных требований, автор верно подмечает, что их слишком много и они достаточно узки. Но вот дальше – предложение заменить их все одним политическим (т.к., действительно, все они смогут быть осуществлены только при изменении социального строя в стране) – несколько нереалистично. Потому что массы пока этого не осознают и просто не воспримут такого всеобъемлющего требования, как сразу, сходу — смена социального строя. Иначе зачем бы вообще выдвигать все те частные лозунги, которые автору понравились и которые тоже могут осуществиться только после революции. Как и многие лозунги большевиков…

Несколько некорректна ссылка на то, что некоторые требования КПРФ были подержаны большинством граждан, участвовавших в референдуме. Ведь – только участвовавших! А участвовали, как известно, в основном именно сторонники КПРФ, которые, естественно, поддержали ВСЕ предложения своей партии. Хотя требование национализации в большинстве случаев действительно прогрессивное. Если только она осуществляется без выкупа за бешеные деньги, как это было сделано, например, с Сибнефтью. На фига бы такая национализация, кроме как для обогащения олигарха. А КПРФ ведь не предлагала экспроприацию, национализацию без выкупа.

Сокольский обосновывает ненужность некоторых лозунгов, предложенных комсомольцами, тем, что они затрагивают интересы лишь небольших групп населения. Например, бесплатной медицины и бесплатного образования. Вот такая логика: «Кто же заинтересован в бесплатной медицине и бесплатном образовании?

В бесплатной медицине постоянно заинтересованы пенсионеры, инвалиды, хронические больные; периодически (я бы уточнил – достаточно часто, потому что строгой периодичности тут не усматривается – И.Ф.) – все остальные граждане страны. В бесплатном образовании заинтересованы родители школьников и студентов и сами школьники и студенты.

Из всех перечисленных групп населения только родители участвуют в общественном производстве. Остальные группы – иждивенцы!» Отсюда вывод о незначительном влиянии их протестов на общество.

Ну, во-первых, интересы иждивенцев напрямую затрагивают интересы очень и очень многих, ведь подавляющее большинство из них живут не на иждивении олигархов, а на нашем с вами иждивении. Разве в том, чтобы наших стариков лечили бесплатно, мы с вами не заинтересованы? Да и даже если кто-то и не содержит никого, разве нашим людям наплевать на стариков и детей? Ну, кому-то наплевать. Но не большинству же. А если заметить правильную мысль, что в бесплатной медицине часто заинтересованы, как точно написал Сокольский «все остальные граждане страны» — то много ли останется незаинтересованных? Много ли у нас неграждан?

А родители школьников и студентов и сами школьники и студенты – их что – мало? Да ведь это тоже практически все граждане нашей страны. Кто из нас не родитель или не учащийся? Разве что – бабушки и дедушки. А они что – совсем не заинтересованы, чтобы их внуки учились без особых затрат? Они что – в большинстве богачи, что могут не задумываться о плате за обучение своих внуков? Поэтому говорить о том, что эти заинтересованные в бесплатном мед. облуживании и образовании составляют незначительную часть общества – как-то неубедительно. Полемический задор — это здорово. Но не за счёт же логики…

Обратите внимание на один пример, которого даже мы не ожидали. Посмотрите на нашем партийном сайте раздел наиболее читаемых материалов. На первое место там внезапно, за неделю обогнав по посещаемости все остальные, вырвался материал: «Среднее образование в России станет платным с 2013 года». Это что – отсутствие заинтересованности? Полноте… Именно комсомольские листовки с требованием бесплатного образования пользуются наибольшей популярностью, расходятся, как горячие пирожки… И это вполне естественно и объяснимо.

А вот забота автора об ипотечниках – дело хорошее и правильное. Но как раз затрагивающее действительно незначительную часть населения. Даже по официальной статистике, призванной всячески приукрашивать истинное положение дел, всего 1,5 % населения за все годы воспользовалось ипотекой. Нас бы очень удивило, если бы комсомольцы выдвинули лозунг защиты ипотечников. И если бы их не побили после этого митигующие…

Сильное сомнение вызывает и тот лозунг, на котором настаивает автор – лозунг парламентской республики вместо президентской. Посмотрите: вот мы четыре предыдущих года жили разве при всевластии президента Медведева? По факту эта была типичная парламентская республика – власть поддерживалась квалифицированным большинством парламента. Реальные рычаги были у премьера, утверждаемого парламентом. И что? Лучше было? Опять менять шило на мыло? Да это же только форма, макияж, не имеющий никакого отношения к сути, к грязному мурлу. Зачем же нам самим обманываться и внушать иллюзии трудовому народу, будто при парламентской республике людям будет лучше, что при премьере Путине лучше, чем при президенте Путине? Да назови его хоть генеральным секретарём или аятоллой – что изменится?

А во всём остальном, в главных его мыслях, как ещё раз подчёркиваем, мы абсолютно солидарны с тов. Сокольским.

 

Б. Пугачёв, И. Ферберов, члены РКРП-КПСС

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .