Простые числа: Кредитная кабала куёт революционеров

Член Трудового Фронта Олег Комолов с авторской передачей

От редакции: представляем текст нового видеоролика Олега Комолова, экономиста, кандидата наук и члена партии РОТ ФРОНТ. Данный материал весьма полезен в просветительских и пропагандистских целях.

Всем привет!

Протесты чернокожего населения США на некоторое время стали главным информационным поводом о положении дел за океаном.

Новости об очередном противостоянии с бунтарей с копами смаковали все российские СМИ. Особенно провластные, ведь рассуждения на эту тему, во-первых, совершенно безопасны для нашего правящего класса. Проблемы расизма в нашем обществе нет, даже националисты с 2000-х не проявляют какой-либо заметной политической активности. А во-вторых, они позволяют одному капиталистическому государству критиковать другое капиталистическое государство, не затрагивая основ самой системы производственных отношений, объясняя происходящее отсутствием сильной руки национального лидера, кризисом госуправления, дефицитом духовных скреп в заокеанском обществе.

А вот куда менее приятной темой для официальной пропаганды является устойчивый рост антикапиталистический настроений за океаном, особенно в среде молодёжи.

Результаты исследований

По результатам многих исследований половина американской молодёжи в возрасте до 29 лет считает социализм более прогрессивной формой общественных отношений. И, как это часто бывает, причина здесь не в том, что на просторах ютуба вдруг появилось много левых блогеров.

Агитплакат про школы

Система сама взращивает своих противников, которые становятся свидетелями того, как претворяются в жизнь сюжеты советских плакатов.

Агитплакат про труд и права

Так что же будоражит юные умы за океаном? – Проблема образования, точнее его доступности. Эта сложная и многофакторная проблема чаще всего иллюстрируется одним экономическим показателем – общим студенческого долга, т.е. кредитов, взятых американцами на образование.

Агитплакат капитализм и социализм

Номинальный размер этого долга впечатляет. На начало 2020 года он превысил отметку в 1 трлн 540 млрд долл., занимая 11% в общем объёме долгов домохозяйств – это второе место после ипотеки.

Агитплакат про таланты

Долг растёт и в реальном выражении: с 2006 года его доля относительно ВВП увеличилась вдвое – до 8%. А должниками по кредиту являются 45 млн человек.

В чём причина? Нетрудно догадаться, что в основе многих противоречий современного общества в США и не только, лежит проблема социального неравенства. Но здесь нужны уточнения. В 1957 году Советский Союз осуществляет гигантский научный прорыв – выводит на орбиту первый искусственный спутник земли и одерживает победу в космической гонке.

Тогдашний президент США Эйзенхауэр скажет: «Одним из наших самых больших и вопиющих недостатков является то, что мы в этой стране не можем уделять достаточно внимания научному образованию».

В 1958 году он подписал законопроект, который, нет, не сделал высшее образование бесплатным, но позволял студентам колледжа занимать до 1000 долларов в год у федерального правительства, заложив тем самым основы современного образовательного кредита. Студенческие кредиты действительно помогли большом количеству людей поступать в колледж. Но так как спрос на высшее образование увеличился, его цена также выросла. И продолжает расти стремительным темпами, которые значительно превышают инфляцию.  

Так, за последние 30 лет четырёхлетнее обучение в бакалавриате государственных вузов подорожало в 3 раза в реальном выражении. За тот же период средние доходы американских домохозяйств выросли лишь на 18%.

Изменения цен

Кстати, это общее свойство многих стран в эпоху неолиберализма, когда на фоне дешевеющих потребительских побрякушек действительно значимые ценности, в частности, образование, становятся намного дороже. На эту тему рекомендую один из наших прошлых роликов.

Учёба в колледже становится для молодых американцев всё дороже, однако проблема сводится не только к оплате образовательных услуг. Например, в расходах иногороднего студента бакалавриата государственного вуза они составляют лишь 60%, а ещё 27 – проживание и питание, по 3% — на книги и транспорт.

И на это тоже приходится брать кредиты.  Так, из тех американских студентов, кто учится бесплатно, т.е. чью плату за образование покрывает государство или специальные, только треть не имеют долгов. Для остальных средний размер заложенности составляет 24 000 долларов.

Кстати, ставки по образовательным кредитам, даже те, что выдаются государством по нерыночным ставкам, достаточно велики.

Ставки по займам

И несмотря на то, что они падали вместе с процентной ставкой ФРС, они всё равно превышали этот уровень, делая студенческий заём менее выгодным, чем ипотечный.

Мне часто приходится слышать такой аргумент: образовательный кредит это ведь классная штука. Он делает образование доступным и позволяет получить самое престижное образование даже выходцам из бедных слоёв. Мол, учись как следует, устраивайся на хорошую работу и сумеешь быстро погасить долг.  Но эта лубочная картина имеет мало общего с реальностью.

На деле главным потребителем образовательных кредитов являются обеспеченные люди. На 6% заёмщиков приходится треть всех денег, взятых в долг под образовательные нужды.

Для бедных слоёв населения образовательный кредит часто является совершенно недоступным, из-за его дороговизны.

А поскольку нередко заём оформляется на родителей студента, в США всё большее количество людей вынуждено откладывать выход на пенсию, чтобы погасить задолженность. В целом доля людей, имеющих просрочки по обслуживанию образовательных кредитов у этой категории населения выше, чем в среднем по экономике.

С середины двухтысячных общая доля просроченных кредитов выросла на треть. Доля таких кредитов составляет более 10% и свидетельствует об относительно низких зарплатах у выпускников по сравнению с суммой образовательного долга. 

Так, средняя годовая зарплата выпускников в США с опытом работы до 5 лет составляет $49,4 тыс. в год. При этом средний долг после окончания колледжа равнялся $32.7 тыс.

Однако увеличение студенческих долгов косвенно влияет на экономику — сдерживает спрос заемщиков на товары и услуги. Социологические исследования называют необходимость обслуживать эти кредиты одной из причин, почему молодёжь в США откладывает создание семьи и покупку дома.

В некоторые случаях американец может вовсе получить освобождение от уплаты долга. Однако эта возможность доступна лишь небольшому количеству граждан. В 2019 таких было около 1000 человек, а сумма списанных долгов составила лишь 70 млн долларов. Напомню, что общий объём образовательных кредитов в США преодолел планку в 1,5 трлн долларов.

Проблема долга связана также с тем, что из года в год выгода от рисков, связанных с принятием на себя обязательств ради получения образования, становится всё более призрачной.

Между тем, среднечасовая заработная плата выпускников колледжей выросла менее чем на 1 доллар с 2001 года, с учетом инфляции. Надбавка за наличие высшего образования практически перестала расти 20 лет назад.

Надбавка за высшее образование

И это не удивительно. По мере того, как американский промышленный капитал мигрировал в страны с дешёвой рабочей силой, продолжала деформироваться структура американской экономики. В ней снижались инвестиции в основной капитал, падали темпы роста производительности труда, стагнировали инвестиции в новые технологии. Возможность эксплуатировать дармовой труд азиатский рабочих повлияла и на устройство рынка труда. В 1990-2010-е гг. в ней почти перестали появляться рабочие места в высокопроизводительных и высокооплачиваемых сферах труда, наибольший прирост происходил в категории наименее оплачиваемых и в самых низко производительных.

В то время как в промышленное производство влились сотни миллионов новых рабочих рук в Азии, многие европейцы и американцы пополнили ряды безработных.

Теория Дэвида Грэбэра

Американский антрополог Дэвид Грэбэр ввел в оборот новое понятие bullshit jobs – бессмысленне профессии, которые несут в себе мало общественной пользы и являются искусственно введёнными в экономику.

Ученый отмечает, что за последнее столетие количество производительных рабочих в западном мире уменьшилось в несколько раз. Однако это не привело к резкому сокращению рабочего дня как предсказывали Кейнс и Маркс. Вместо этого капитализм нашёл им другое занятие. Экономику наполнили всевозможные контролёры, полицейские, телохранители, секретари, аудиторы. Количество работников в сферах менеджмента, делопроизводства, про­даж и обслуживания возросло в три раза, с одной четверти до трёх четвертей всех занятых.

Масштабные социологические исследования показывают, что как минимум треть работников в современной экономике осознают бессмысленность собственного труда и не видят в нём никакой общественной пользы. В странах Западной Европы и северной Америки эта доля достигает 50%. При этом удовлетворение от собственной работы получает лишь каждый седьмой занятый.

В условиях, когда в экономике снижается потребность в образованном человеке, система не будет создавать условий к тому, чтобы образование становилось более доступным.

Всё это актуально и для России. У нас фрагментарно ещё сохранилось советское наследие в области образования и доля студентов, обучающихся бесплатно, выше, чем в США. 

Распределение источников финансирования учёбы в России

Однако уже сейчас 52% студентов вынуждены платить за образование из своего кармана. В крупных российский вузах, порой, целые факультеты или вовсе не имеют бюджетных мест, или же они представлены там в небольшом количестве. Можно винить в этом чиновников из министерства образования, но вряд ли в экономике, где в 21 веке самыми популярными профессиями являются продавец и водитель, могла сложиться иная картина другая картина.

Истинная причина проблем просвещения кроется в структуре экономики, состоянии отраслей, создающих спрос на грамотного человека. Поэтому каждый обанкроченный эффективными собственниками завод, каждая оптимизированная фабрика – это гвозди в крышку гроба нашего образования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .