Сенатская площадь на стенах социальных сетей

Что предлагали декабристы и почему сегодня это важно

Подводя итоги 2020 года, российские пропагандисты не забывают о годовщине восстания декабристов. К этой дате снимаются телепередачи и фильмы, выпускаются ролики мейнстримными ютуб-каналами. Ключевая мысль государственной пропаганды – декабристы были патриотами своей страны, которые просто не поняли, не разобрались, а распознав своё предательство, отреклись от него. Этот посыл мы можем наблюдать в фильме «Союз спасения», отличный обзор на который нам подарил левый блогер BadComedian. Мы представляем рассуждения о настоящей сущности декабризма в России и возможной реализации в тех условиях их политико-экономической программы.


Восстание на Сенатской площади, 1825 г.

В этом году исполнилось 195 лет со дня восстания декабристов.

Его дату – 14 декабря 1825 года – в советское время знал каждый школьник. Однако многие современные журналисты часто забывают о том, что памятный по школьной программе день соответствовал юлианскому календарю, действовавшему в России XIX века. Потому сегодня, если быть точным, годовщина этого события приходится на 26 декабря.

Именно в этот день год назад в прокат вышел художественный фильм «Союз Спасения». Сразу же после выхода картины на экраны кинокритики и военные историки отметили главное её достоинство. Которым оказалось… качественное воссоздание униформы. Автор, пожалуй, упомянет еще два. Первое – в отличие от многих других современных фильмов, особенно тех, которые затрагивают советский период истории, его хотя бы можно было смотреть без ярко выраженного рефлекса отторжения. И второе – пытливый зритель, увидев показанное на экране, как минимум, захочет пересмотреть созданный на полвека раньше фильм «Звезда пленительного счастья». А, возможно, и пожелает сам углубиться в тему.

Мы же коснемся даже не самого фильма, а того активного обсуждения в Интернете, которое последовало практически сразу за премьерой, и которое периодически возобновляется на исторических сайтах. К сожалению, «левые» в нем практически не участвуют, и тон диспута задают два основных лагеря – промонархический и пролиберальный.

Первые, как нетрудно догадаться, строят свою агитацию на привычных доводах. Сводящихся к тому, что участники тайных обществ, из которых впоследствии выросло движение декабристов, в большинстве своем состояли в масонских ложах, при этом, конечно, имели тесные связи с западным масонством и потому выполняли волю своих «хозяев». Цель у которых, конечно, могла быть только одна – скорейшее разрушение России. Потому, по мнению промонархической страты, в случае успеха восстания нас ждали бы такие времена, о которых даже задумываться страшно, и только картечные залпы на Сенатской площади спасли будущее.

Вторые же, не особо стесняясь, проводят целое семейство параллелей между Россией 20-х годов XIX века и первыми двумя десятилетиями века нынешнего. И вот уже Сенатская площадь предстает едва ли не как давняя предтеча Болотной, образ генерал-губернатора Милорадовича вбирает в себе черты всех известных руководителей российских силовых структур, а к лицу президента Путина примеряется мундир императора Николая I. Ну и, конечно, не подвергается сомнению, что если бы лидеры декабристов были живы сейчас, то они бы непременно поддержали и одобрили Навального и Соболь.

Встреча А.С. Пушкина в 1820 г. с представителями Южного общества декабристов
Встреча А.С. Пушкина в 1820 г. с представителями Южного общества декабристов

Для начала разберемся с масонами. В своей современной трактовке эта идея своими корнями, пожалуй, восходит к популярному в начале прошлого века произведению графини Софьи Дмитриевны Толь «Масонское действо» (издано в 1914 году). Где она прямо называет события на Сенатской площади «масонским заговором против монархии и христианской веры». И действительно, даже среди пятерых казненных руководителей восстания трое – Пестель, Рылеев и Муравьев-Апостол – так или иначе ранее состояли в масонских организациях, хотя к 1825 году уже давно расстались с ними. Однако только на этом основании говорить о том, что декабристы напрямую выполняли поручение масонских обществ, немножко странно. Как минимум, по той причине, что среди тех, кто с ними боролся и даже тех, кто непосредственно вел следствие, членов аналогичных структур было ничуть не меньше – достаточно вспомнить таких персонажей, как Бенкендорфа, Боровкова и Сперанского. И дело здесь в том, что среди высших слоев на рубеже XVIII – XIX веков мода на членство в разнообразных «тайных обществах» была едва ли не повальной. А особенно увлекались этим, естественно, молодые офицеры. Потому вполне логичным выглядит то, что «Союз Спасения», из которого потом выросло движение декабристов, по своей организационной структуре во многом напоминал тайные общества. Что, впрочем, нисколько не доказывает выполнение декабристами каких-то тайных распоряжений «британского госдепа».

Другой довод освежил в своей полемике с либералами известный политолог Армен Гаспарян. Который предположил, что если бы современные либеральные публицисты жили в XIX веке и знали, какую судьбу декабристы готовили евреям, то они бы первыми запели «Боже, царя храни!».

Неискушенное воображение уже рисует страшные картины концлагерей и «декабристского холокоста». Однако давайте все же откроем «Русскую Правду» Пестеля и посмотрим на программу декабристов в части национального вопроса. Где в четырнадцатом параграфе, в котором речь идет о еврейских народах, говорится буквально следующее:

«Принимая все сии обстоятельства в полное Соображение ясным образом усмотреть можно что Евреи составляют в Государстве так сказать свое особенное совсем отдельное Государство и притом ныне в России пользуются большими правами нежели сами Християне. Хотя самих Евреев и нельзя винить ни в том что они сохраняют столь тесную между собою связь, ниже в том что пользуются столь большими правами коих даровало им прежнее Правительство, не менее того не может долее длиться таковой порядок вещей утвердивший неприязненное отношение Евреев к Христниянам и поставивший их в положение противное общественному порядку в Государстве».

Восстание на Сенатской площади, 1825 г.

То есть начало, вроде бы, вполне себе заставляющее задуматься. Однако давайте читать дальше.

Для решения проблемы далее предлагается два способа.

Первый – «ученейших рабинов и умнейших евреев созвать, выслушать их представления и потом меропринятия распорядить дабы вышеизьясненное зло прекращено было и таким порядком заменено который бы соответствовал в полной мере общим Коренным правилам имеющим служить основанием политическому зданию Российского Государства».

То есть решить вопрос предлагалось политическим путем. Второй же способ предполагает собрать два миллиона русских и польских евреев и осуществить их переселение… в «особенное Еврейское Государство». Государство это, по мнению Пестеля, могло находиться «в Азиатской части Турции», а осуществить переход через Европу и европейскую часть этой страны собранные евреи должны были при поддержке русских войск! По сути, Пестель предвосхитил известную резолюцию № 181 Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций 1947 года, после принятия которой началось образование государства Израиль.

Впрочем, о втором способе сам Пестель говорил, что «так как сие исполинское предприятие требует особенных обстоятельств и истинно-гениальной предприимчивости то и не может быть оно поставлено в непременную обязанность Временному Верховному Правлению и здесь упоминается только для того об нем чтобы намеку представить на все то что можно бы было сделать.»

Периодически всплывают в диспуте и давние «версии», несостоятельность которых была уже неоднократно разобрана, но от этого не ставшие менее живучими. Так, на некоторых форумах порою звучат слова о том, что декабристы, якобы, желали уничтожить армию. Если верить только ссылкам пресловутой «Википедии», то основанием для таких мыслей мог послужить текст «Манифеста к Русскому народу» С.П. Трубецкого. Но если всё же не полениться и обратиться к первоисточнику, то выясняется, что говорилось в нем все же несколько о другом.

10. Уничтожение рекрутства и военных поселений.

11. Убавление срока службы военной для нижних чинов но определение оного последует по уравнению воинской повинности между всеми сословиями.

Подготовка к восстанию декабристов, советский диафильм

Как видим, никакой речи об уничтожении армии, как таковой, конечно, не шло, и идти не могло. Тем более, в этом же «Манифесте» чуть выше говорится о том, что отныне «дворянин, купец, мещанин, крестьянин – все равно имеют право вступать в воинскую и гражданскую службу…» То есть предполагалось уничтожение постоянной армии в том ее виде, который она имела в условиях феодальных рекрутских наборов. И создание уже буржуазной армии, формирующийся совсем по иным принципам.

Разговоры же о том, что «декабристы, посягнув на самодержавие, желали разрушить целостность России и тем самым реализовать планы западных держав», мало чем отличаются в своей обоснованности от аналогичных претензий, предъявляемых радикальными неомонархистами и к большевикам. Для понимания этого достаточно снова обратиться к первоисточникам.

Конституция Никиты Муравьева предполагала возможность сохранения монархии, правда – уже конституционной, и построение страны по федеративному принципу. В пестелевской же «Русской Правде» говорилось о том, что «Финляндия, Естляндия, Лифляндия, Курляндия, Белоруссия, Малороссия, Новороссия, Бессарабия, Крым, Грузия, Весь Кавказ, Земли Киргизов, все Народы Сибирские и разные Другие племена внутри Государства обитающие никогда не пользовались […] самостоятельною независимостью и всегда принадлежали или самой России или же по временам […]. Швеции, Дании, Пруссии, Польше, Турции, Персии и вообще какому нибудь сильному Государству. […] В следствие сего […] все вышеназванные страны […] объявляются […] вечные времена оставаться имеющими в Составе Российского Государства».

Также «на вечные времена» предполагалось присоединить к России Молдавию и все вышеописанные части Кавказских, Киргизских и Монгольских Земель. Единственная территория, которой предполагалось предоставить политическую независимость, была Польша. Однако при этом, получив независимость, она была обязана выстроить и свое политическое устройство в соответствиями с положениями «Руссой Правды».

Если этот пункт кажется витиеватым и заумным, то давайте посмотрим параграф 4 первой главы, который напрямую утверждал, что Россия есть Государство Единое и Неразделимое, более того — обосновывал недопустимость и вредность для России установления федерализма:

«Избегать надлежит всего того что посредственно или непосредственно, прямо или косвенно, открыто или потаенно к таковому Устройству Государства вести бы могло».

Восстание на Сенатской площади, 1825 г.

Так что Россия в варианте Пестеля должна была бы стать даже еще более жестким и централизованным государством, чем нынешняя.

Но это все о том, что было бы, если бы требования декабристов удалось осуществить. Гораздо более интересно разобраться с другим вопросом – а что было бы, если бы восстание завершилось победой? Была ли в России реальная возможность осуществить задуманное членами тайных обществ? Давайте снова пройдемся хотя бы по некоторым пунктам.

Ликвидация сословий? Безусловно, среди дворянства той эпохи было уже немало тех, кто жаждал «Отчизне посвятить души прекрасные порывы». Однако будем честны, что еще больше было таких дворян, которых праздное времяпрепровождение в «благах и неге» вполне устраивало. Но поскольку экономической основой этой «праздности» являлось именно привилегированное положение, собственность над поместьями и власть над крепостными крестьянами, то становится понятным, что декабристы встретили бы немало противников даже в «классово близкой» среде. А если ещё вспомнить, что Пестель вполне допускал, что после ликвидации дворянских привилегий к их бывшим обладателям будет возможно по суду применять все те меры воздействия, которые ранее применялись к простолюдинам, вплоть до телесных наказаний?..

Введение Конституции? Дело благое. Но не следует забывать, что в России того времени не было даже внятного и цельного Уголовного Кодекса. А те законы, которые существовали в писаном виде, уже явно не соответствовали XIX веку. То есть, помимо Конституции, необходимо было вырабатывать и целый перечень других документов. Эта работа явно не делается быстро, и сами декабристы не могли не отдавать себе в этом отчета.

Заменить монархию парламентской республикой? Но кто голосовал бы на выборах в этот парламент? Класс буржуазии – исторический родоначальник парламентаризма? Так он в России 1825 года находился еще в зачаточном состоянии. Бывшие дворяне? А зачем той их части, которая еще не была охвачена идеями декабристов, брать на себя еще какие-то лишние хлопоты? Особенно если учесть, что разговоры про политику в дворянской среде того времени, вообще-то, не поощрялись, а здесь пришлось бы вливаться в парламентскую политическую деятельность? Крестьяне, почти сплошь неграмотные, и которые уж точно могли мечтать о чем угодно, но никак не о каких-то выборах и Конституции? Кстати, если на секунду в некоей «ролевой игре» допустить победу восстания на Сенатской площади, то становится понятным: именно последний фактор мог стать мощным козырем именно в руках противников декабристов. Которым поднять простой народ под лозунгом «За Веру, Царя и Отечество против инородцев!» в то время было бы гораздо проще, чем Пестелю, Муравьеву и Трубецкому объяснить прогрессивность предлагаемых реформ уже не своим образованным товарищам, а «темным» простолюдинам.

Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Рисунок Карла Кольмана. 1830-е годы
Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Рисунок Карла Кольмана. 1830-е годы

Ликвидация крепостного права? Так ведь крестьянам мало даровать всевозможные свободы – необходимо ещё обеспечить их средством к существованию, то есть землёй.

Однако в ранних редакциях проекта Конституции Никиты Муравьева об этом речи вообще не шло — согласно п. 24, «земли помещиков остаются за ними. Дома поселян с огородами оных признаются их собственностью со всеми земледельческими орудиями и скотом, им принадлежащим». В последней редакции уже оговаривалось, что «Помещичьи крестьяне получают в свою собственность дворы, в которых они живут, скот и земледельческие орудия в оных находящиеся и по две десятины земли на каждый двор, для оседлости их».

Современные исследователи приводят разные данные о том, сколько же земли было на самом деле необходимо для прокорма крестьянской семьи при технологиях обработки, существовавших в первой четверти XIX века. Но практически все они сходятся во мнении, что двух десятин было для этого явно недостаточно.

«Русская Правда» Пестеля земельный вопрос (впрочем, как и все остальные) решала более радикально – весь земельный фонд предполагалось разделить на две части. Одна из них должна была находиться в общинной собственности и выполнять социальную функцию, а вторая – в частной собственности. При этом предполагалось, что вторые земли будут сдаваться в аренду для организации на них крупных хозяйств с широким привлечением наёмного труда.

Гипотетический вариант Пестеля давал в крестьянское распоряжение даже еще больше земли, чем реально осуществленная реформа 1861 года. Однако несложно заметить, что его осуществление неизбежно привело бы к необходимости конфискации помещичьих земель. Очень интересно, как физически происходил бы этот процесс в ту эпоху? Кто бы его осуществлял? И что сказали бы на этот счет сами помещики?

Наконец, коснемся самого интересного вопроса, вокруг которого сегодня развивается множество спекуляций – можно ли считать декабристов либералами?

Декабристы в ссылке, рисунок
Декабристы в ссылке, рисунок

Да, на словах они зачастую так себя и называли – «либералистами». Но не стоит забывать, что, во-первых, среди них самих не было полного единства в политических воззрениях. И если даже попытаться «натянуть» на движение декабристов современные политические понятия, то получится, что в рядах участников движения можно найти весьма широкий спектр социальных идей, от славянофильства до социализма. Во-вторых, без малого за два столетия само понятие «либерализм» настолько поменяло своё содержание, что употреблять его по отношению к декабристам уже просто некорректно. Наконец, очевидно, что и по выдвигаемым идеям, и по моральным принципам, и даже по интеллектуальному уровню декабристы разительно отличаются от тех, кто сегодня заявляет о своей приверженности либерализму и либертарианству. И наиболее отчетливо лежащую между ними пропасть подчеркивают те высказывания последних, в которых напрямую заявляется о фундаментальном неравенстве «успешных» и «неуспешных», «дельфинов» и «анчоусов» людского океана. Уже поэтому любые параллели между Сенатской и Болотной площадью, мягко говоря, неудачны.

Среди всех логических и рациональных доводов не стоит забывать о том, что и за остаток XIX века, и за советское время вокруг декабристов был создан яркий образ, сочетающий в себе и романтизм, и целеустремленность, и жертвенность, и образованность, и преданность делу. Образ этот носил большой положительный заряд как в официальной советской историографии, которая рисовала участников восстания предшественниками революционеров 1917 года, так и в диссидентской среде, для которой декабристы стали, пожалуй, ключевым символом свободомыслия. Декабристов и их творчество широко изучали в СССР, начиная со школьных уроков истории и литературы, но при этом они стали и героями песен Галича, Окуджавы, Городницкого, Розенбаума, других авторов. Да, не всё в этом образе соответствовало исторической действительности. Но ему было суждено стать одной из узловых точек истории страны, одним из ярчайших символов стремления к построению справедливого общества. И окончательный слом этого образа, а именно этого сейчас добивается как власть, так и радикальные монархические структуры, вряд ли можно будет оценивать в позитивном ключе.

Свадьба декабриста Ивашева в Петровском заводе, рис. 1900 г.
Свадьба декабриста Ивашева в Петровском заводе, рис. 1900 г.

Историк С.Е. Эрлих, автор книги «Война мифов», сетует на то, что осуществляемая сегодня тотальная дискредитация декабристов проходит при полном непротивлении либеральной «прослойки общества». Он даже делает такое предположение, что равнодушие интеллигенции к своему «основному мифу» свидетельствует об окончании истории этой самой интеллигенции.

Вывод этот в немного перефразированной форме актуален и для нас. Потому что, отказываясь от защиты исторического образа декабристов, левое и социалистическое движение неизбежно ослабляет силу революционного дискурса в своей среде.

Алексей Серпокрылов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .