Шантрапа

Знал людей, у которых слёзы наворачивались на глаза при виде метаморфоз, случившихся с их любимцами из мира творческой интеллигенции. Артист, игравший несгибаемых коммунистов и потрясавший высокой героикой образов, теперь кривляется в роли уголовника, изрыгающего на каждом шагу мат. Поэт, писавший «комсомольские стихи», теперь несёт сплошную антисоветчину и врёт, как он страдал при коммунистах. (Такими «страдальцами» от Советской власти оказалась сплошь вся эта публика). «Что ж вы, властители дум? Зачем вы так низко пали?» — недоумевал потрясённый крушением своих авторитетов зритель.

В оправдание данной категории лиц скажем, что никакие они не властители дум и не нравственные образцы. Таковыми их делало восприятие советского общества. Общество умное и духовное, оно ставило на пьедестал тех, кто умел пробудить «дум высокое стремленье». А сами по себе они просто лицедеи, просто жидкость, принимающая форму сосуда. Сменился сосуд, сменились вкусы заказчика – они и растеклись лужей насчёт своих «страданий», своего «свободолюбия» и диссидентства. Хотя одна идейка у них всё же имеется. Такая же, как и у их нынешних хозяев из буржуазного класса, — алчность.

Их разложение шло по мере перерождения отряда советских управленцев и превращения его в новую буржуазию. На этом этапе всплыла память о предшественниках, дореволюционной буржуазной интеллигенции, неплохо получавшей с барского стола. Один из носителей такой идеологии, литературный критик В.Акимов, в своей книге «На ветрах времени» (1991 год) отзывается о советской эпохе, как эпохе «растраченных сил и культурного одичания». Казалось бы, что такое несёт сей критик? Какое одичание, если десятки миллионов людей были подняты революцией к просвещению и культуре? Если мужик, как мечтал великий поэт-гражданин Некрасов, понёс в свой дом Пушкина и Гоголя.

Но критик знает, о чём он толкует. О доходах дореволюционной российской интеллигенции, получавшихся вследствие её монополии на знания и образование. О сравнительно высоких по той же причине (образование зависит от размера кошелька) доходах интеллигенции на Западе; предмет зависти и вожделения. Ну, а поскольку Октябрьская революция с монополией грамотеев покончила и сделала образование общедоступным, она такой интеллигенцией предаётся анафеме и объявляется «насильственным и некомпетентным вторжением в тысячелетиями отлаженный механизм жизни». Такая интеллигенция долго занимается идеологической подготовкой контрреволюции, а при достигнутой «смене вех» радостно меняет требуемое советским обществом служение народу на служение денежному мешку, ожидая для себя ощутимых материальных выгод. А вы говорите, властители дум! Это самая что ни на есть низменная и презренная шантрапа.

Главное занятие шантрапы в условиях победившей контрреволюции – лгать на Советскую власть и социализм. Подобно секретарю ЦК А.Яковлеву, хваставшему, что он с 1972 года разрушал Советский Союз, они тоже кичатся тем, что давно гадят. На книжной выставке 2012 года в Лондоне представлявший Россию писатель Андрей Битов жаловался, что писать стало трудно; то ли дело прежде, когда всё годилось для «расшатывания империи зла».

Другой предмет гордости – они всегда шли наперекор всему советскому и бросали смелый вызов властям. Если вспомнят Василия Шукшина, то не преминут заметить, что он не расставался с иконой. Поэтессу Беллу Ахмадулину хоронят под разглагольствования, что она была «совершенно несоветской». Балерине Майе Плисецкой подарили стандартную биографию творческой личности в суровое советское время: отца расстреляли, сама боролась с советскими властями, выходя в платьях «от Кардена». (Ай-яа-яй, до чего ж титаническая борьба!). Про любимца этой закатывающей глаза при его имени публики, Иосифа Бродского, и говорить нечего. Советская власть объявила его тунеядцем и зверски сослала в Архангельскую область, но истинные ценители искусства из США открыли в нём «великого поэта». А чего не открыть, если можно использовать эту лошадку в антисоветской пропаганде?

За таким враньём шантрапы стоит пакостная цель – внушить молодым поколениям, что социализм в принципе враждебен творчеству и всякой индивидуальности. Ещё более пакостно выглядят попытки шантрапы представить себя этакими ревнителями истины, нравственного императива, а потому неустанно разоблачающими «преступления сталинизма». Чтобы, дескать, воспитывать молодёжь на одной святой правде.

Негодяи без чести и совести рыщут в поисках чёрных пятен в единственном времени, когда наш народ жил по законам человеческим, а не звериным. Рыщут на фоне настоящего погрома в культуре и образовании, учинённого их хозяевами, буржуазией. На фоне того, что даже по официальным данным ежегодно читающих в России становится на 2% меньше. (А населения вообще тоже всё меньше; последняя перепись констатировала – нас минус 2 миллиона). На фоне появления «шедевров» типа фильма «Противостояние» путинского режиссёра Н. Михалкова, имеющих целью вывалять в грязи страну и народ. (Михалков хотел вызвать ужас и своего добился; ужасно сознавать, до чего докатился отечественный кинематограф). На фоне появления в культуре и искусстве той поросли, которой открыла дорогу шантрапа. Кривляющихся, паясничающих, рекламирующих пиццу и собственные зады.

Шантрапа потому так хочет уничтожить всё советское, что оно служит постоянным укором её собственной подлости. Один из ёё видных представителей, худрук театра «Ленком» Марк Захаров, провозгласил даже на страницах «Новой газеты»: «Исчезли, я надеюсь навсегда, пятиконечные звезды».

А вот это уж накось выкуси! Звёзды были, есть и будут, потому что была, есть и будет борьба за справедливое общество. В этой борьбе рано или поздно выбросит работный люд на свалку хозяев шантрапы, буржуазию, и её саму. А социальная революция откроет светлый путь служения своему народу для новой, настоящей когорты интеллигенции, достойной этого имени.

Александр Ставицкий

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .