«Слой пыли в лёгких»: рабский труд ради импортозамещения

Интервью с рабочим ПАО «Калужский двигатель»

В официальных СМИ непрерывно идут разговоры о новой индустриализации, большом рывке экономики и скором вставании с колен. Встать с колен с использованием импортных запчастей не вышло – «зарубежные партнеры» проголосовали за санкции против России. А что же наше, отечественное? Импортозамещение идет полным ходом, вещает телевизор, но так ли это на самом деле? О перспективах развития экономики нашей страны мы поговорили с  рабочим «Калужского двигателя», и выяснили, есть ли поводы для оптимизма.


Продукция ПАО "Калужский двигатель"


— Скажите, какова ситуация на рынке труда в Калуге и области? Легко ли найти работу?

— Работа в Калуге есть, но уровень зарплат на предприятиях одинаково низок, а условия труда одинаково ужасны. Поэтому искать можно, но найти хорошую работу очень непросто.

Бывает так, что работодатели выкладывают вакансии с большими зарплатами. Звонишь в отдел кадров, а там ответ, что уже взяли человека на эту должность. Не исключаю, что вакансии «липовые» для улучшения показателей средней зарплаты и снижения безработицы по области.

— Официальная статистика показывает, что средняя заработная плата по Калужской области равна 37273 рублям. Так ли это в реальности?

— По Калужской области примерно 10-20 тыс. рублей. В Калуге побольше –15-30 тыс. рублей. Что касается статистики, надо думать, считаются зарплаты директоров, депутатов и прочих чиновников. Вот и набегает 37 тысяч в среднем. Хотелось бы всегда разделять эту статистику для богатых и бедных. Сейчас служба статистики перешла под управление Минэкономразвития. Так неужели они себе цифру не нарисуют нужную?

— А что насчёт модернизации? Ведь она призвана, в том числе, содействовать повышению зарплаты… Происходит ли на Вашем заводе обновление промышленного оборудования?

— От внедрения новых технологий зависит производительность, а если повышается производительность, значит и прибыль растет. Однако у нас создается только видимость модернизации, так как руководителей цехов или заместителей директора интересует получение собственной прибыли.

Пример такой фиктивной модернизации – внедрение устаревших стоек на старые станки (стойка – шкаф, в котором находится компьютер, монитор и контроллер для управления станком. — прим. ред.). Я сам документы в руках не держал, но все понимают, что те станки, которые сейчас используются, надо было менять, а не ремонтировать или ставить на них б/у оборудование. Работает-то все по-старому, а может быть, еще и хуже, так как не всегда стойка подходит к станку. А в целом, парк на 70-80% состоит еще из советских станков. Они уже отработали по нескольку сроков службы. Наш завод открылся в 1966 году. С тех пор ничего капитально не ремонтируется, новые технологии и модели производства не внедряются. Из нововведений можно отметить прошедшую недавно специальную оценку условий труда, в результате которой рабочие вредного производства лишились надбавок за вредность.

Здания и помещения старые. Модернизация – тема обширная. Понятно, что все переделать и поменять – очень дорого. Но нужно расставлять приоритеты правильно. Если бы руководство хотело улучшить условия труда рабочих, то можно было бы начать с установки современной приточновытяжной вентиляции. У нас в цеху очень душно.


Продукция ПАО "Калужский двигатель"


— Какова кадровая политика руководства? Используется ли труд мигрантов?

— Я на заводе работаю давно, при мне не пробовали нанимать никого из приезжих. Работа за станком требует высокой квалификации, и первого попавшегося на нее не поставишь. Нужно их будет либо обучать, либо искать где-то уже образованных. Да и не каждый гастарбайтер согласится работать за такую зарплату.

— Это точно. Обучение — способ повысить квалификацию. Проводит ли руководство бесплатные мероприятия по обучению персонала, повышению квалификации, выдаются ли льготные направления в вузы?

— Несколько лет назад завод получил большой заказ. Под это купили специальные высокоточные станки и отправили работников (операторов) обучаться работе на них в Москву за счет предприятия. Руководство пошло на такие «жертвы», так как другого выхода не было. Заказ был очень прибыльный. Это был единственный известный мне случай обучения кого-либо. Новых рабочих у нас обучают сами рабочие. Доплаты за наставничество есть, но небольшие, а времени и сил уходит много.

— Планируется ли расширение производства завода, массовый добор кадров?

— Тут ситуация такая. Когда заказы есть, набирают новых рабочих 5-6 человек, а когда работы нет, выгоняют. Получается, предприятие оживает, когда появляется контракт. Тогда и работников новых нанимают, и оборудование закупят. Когда заказов нет – людей на улицу и работаем малым составом. Недавно появилась информация о планируемом сокращении у нас на заводе. На текущий момент работает приблизительно 2500 человек и сократить планируется 500 из них. Сказали, что это будут, в основном, пенсионеры, а молодых будут оставлять. Позже сообщили, что сокращать не будут, так как появилась информация о новом заказе. Люди, понимая, что в свои 55-60 лет нигде работу не найдут, к сокращению относятся безропотно. Вот такой парадокс.

— Один из способов эксплуатации — чёрная или серая зарплата. Сумму сложно поставить под сомнение или опротестовать. Какова доля серых зарплат на предприятии?

— Зарплата белая, приходит на карту, но считается по непонятному принципу. Каждый раз выходит разная сумма.

— Сотрудникам предоставляются льготы? Что входит в социальный пакет?

— Из льгот есть только компенсация части цены обеда в заводской столовой. Но цены на обед на столько выросли, что даже с компенсацией получается дорого. Например, тоненький кусочек черного хлеба – 3 рубля, а белого – 4 рубля. Буханка черного рублей по 80-90 получается у них. Котлета – 80 рублей. Если обед от 200 рублей, то компенсируют 140 рублей, а если от 160, то 100 рублей. Средний обед выходит на 250 рублей. Цены в столовой постоянно растут.

— Ситуацию можно было бы исправить, будь на заводе организация рабочих. Существует ли профсоюз? Как его можно охарактеризовать?

— Профсоюз есть, но за права рабочих он не борется, только подарки для детей на Новый год выдает. Фамилию председателя профсоюза сейчас не вспомню, но машина и дом у него хорошие, человек небедный. Я не стал вступать в такой профсоюз, не вижу смысла по 300 рублей ежемесячно отчислять.

Вот случай был, проводили соревнования по шахматам между заводами Калуги. Наши хорошо выступили и заняли призовые места. После этого попросили профком купить новые шахматные доски, на старые смотреть страшно. А их отправили к начальнику цеха. А начальнику цеха это не нужно, и вот 3 месяца ждут наши шахматисты непонятно чего. Профсоюз за организацию этого мероприятия деньги пилит, а участникам, занявшим призовые места, по 500 рублей дают и все.

Смешные деньги! На них сейчас ничего не купишь, а люди по 3 часа после работы играют, чтобы выступать за честь завода. Это же серьезный спорт, нужно же поддерживать людей. Люди отказываются выступать на соревнованиях, так как это время и нервы.

— Ежегодные индексации зарплат не проводятся?

— Ежегодные индексации проводятся на 7%, но не для всех рабочих. Это, как правило, люди, которые давно работают в цехе, лишних вопросов не задают, непьющие, лояльные к руководству. 7% — это ниже реального уровня инфляции, но они рады даже этому, так как остальным-то ничего не прибавляют.


Продукция ПАО "Калужский двигатель"


— Бывали ли случаи задержек выплаты зарплат?

— Платят вовремя, но иногда не доплачивают. Объясняется это тем, что у нас есть ежемесячная премия за выполнение всего объема работ участка. А если кто-то с участка не выполнил свою работу, то премию не получает весь участок. А кто и какую работу не выполнил, не говорится и вполне возможно, что причина надумана.

— Каков моральный климат в коллективе? Проявляют ли рабочие солидарность или разобщены и враждебны друг к другу?

— Условно коллектив можно разделить на несколько слоев. Есть рабочие на важных участках работы, которые работают уже давно, а есть временный состав, который периодически обновляется на малоответственных. И рабочие из первой группы с пренебрежением относятся к другим. Из-за этого нет никакой солидарности между рабочими и договориться вряд ли получится. Такому положению дел способствует политика руководства.

— Что бы Вы хотели улучшить на предприятии?

— Конечно, в первую очередь, хотелось бы увеличения зарплаты, а также улучшения условий труда. С зарплатой все ясно, должна быть такой, чтобы на жизнь хватало. С условиями труда не так просто.

В жаркие дни во второй половине дня температура в цеху достигала 34 градусов. Не помогают ни открытые ворота, ни частично открытые форточки.

Шум от работающих станков. В наушниках работать неудобно, так как появляется ощущение дезориентации. Выход – огородить станки, которые шумят (Фрезерный станок создает сильный шум при обработке больших алюминиевых крышек; также галтовочная машина довольно шумная. — прим. ред.). Еще зимой сильно шумят отопительные установки.

Пыль от шлифовки, если утром протираешь стол то вечером, после смены, проводишь по нему рукой, а на ладони слой пыли. А ведь такой же слой пыли и в легких.

Средства защиты выдают самые дешевые, они неудобные. И я считаю, что личные средства защиты должны применяться только тогда, когда нет других вариантов решения проблемы. Вот в Советском Союзе все было правильно организовано. Если оборудование шумит или пылит, оно стояло в отдельном помещении с вытяжкой и шумоизоляцией, чтобы рабочие не страдали.

Вот что меня еще возмущает. Каждый день ходишь на работу, приходишь к цеху или выходишь вечером и приходится идти мимо хороших и дорогих машин нашего начальства. Там машины по несколько миллионов. Часто меняют их по любому поводу. Мне тяжело даже жигули содержать, а тут они на таких машинах! В эти майские праздники все, у кого сдельная зарплата, недосчитались денег. Объяснялось это тем, что были праздники и люди не работали. Зато начальник приехал на новой машине. А пойдешь в кладовую, инструмента  нет, говорят, что нет денег!


Генеральный директор ПАО "Калужский двигатель" Юрий Лейковский (слева) на праздновании юбилея завода

Генеральный директор ПАО «Калужский двигатель» Юрий Лейковский (слева) на праздновании полувекового юбилея завода


Пока начальство ездит на работу на дорогих иномарках, рабочие заводят «жигули». Пока менеджеры работают в тепличных условиях с ногтями в маникюре, заводчане дышат металлической пылью в цехах, температура в которых достигает 34 градусов Цельсия.

Не интересует начальство их судьба, зато интересует собственный кошелёк. Так, на заводе начинаются сокращения заработной платы рабочих. Решение мотивируется отсутствием заказов и выработки. Ситуация на заводе остаётся нестабильной, люди в напряжении.

На «Калужском двигателе» может разразиться буря, как и на массе других российских заводов, находящихся в подобной ситуации. И только организованная борьба способна переломить ход всероссийского унижения работника работодателем