Столкновения в Иране: народные протесты или «рука Госдепа»?

Верховный лидер страны заявил о «саботаже иностранных врагов»

В минувшую пятницу, 15 ноября, в Иране вспыхнули массовые протесты против роста цен на топливо. По сообщениям СМИ, погибло уже 25 человек. В стране отключён Интернет. Протесты, по мнению властей, вызваны «саботажем иностранных врагов». Подобная позиция стала универсальной для многих политических режимов. Насколько она обоснована?..

Протесты в Иране

Поводом к началу протестов стало решение Высшего совета по экономической координации Ирана, во-первых, повысить цены на бензин; во-вторых, ограничить покупку 60 литрами в месяц «в одни руки». В качестве обоснования роста цен правительство назвало… помощь бедным. По сообщениям прессы, в результате принятого решения цены на бензин поднялись на 50%, т.е. в полтора раза. Одномоментный скачок цен, конечно, больно ударил по карману владельцев автомашин. Протесты сразу приняли масштабный и, если верить прессе, деструктивный характер. Государственное информационное агентство Ирана Irna сообщает, что в городе Сирджан протестующие якобы напали на топливный склад с целью поджечь его. Во многих других городах автовладельцы блокировали шоссе своими машинами и даже баррикадировали их. В городе Керманшах в ходе столкновений был убит офицер полиции. Всего же погибло 25 человек; около 40 человек были задержаны силовиками.

Протесты в Иране

Госдеп США уже официально осудил действия правительства страны по подавлению протеста. В свою очередь, верховный лидер Ирана Али Хаменеи заявил, что протесты инспирированы «иностранными врагами»:

«Несомненно, некоторые люди обеспокоены этим решением [о росте цен на топливо — Ред.], однако саботаж и поджоги совершаются хулиганами, а не нашим народом. Контрреволюционеры и враги Ирана всегда поддерживали диверсии и продолжают это делать».

Ситуацию комментирует Александр Батов, секретарь ЦК партии РОТ ФРОНТ:

Заявление властей Ирана нельзя назвать беспочвенным. Параллельно событиям в этой стране разворачиваются схожие по своей природе протесты в Гонконге. Это часть экономической и торговой войны, которую американский империализм ведёт со своими соперниками. Об этом красноречиво свидетельствует и недавнее свержение Эво Моралеса, президента Боливии, имеющее под собой вполне определённые экономические основания.

Но, с другой стороны, мы хорошо знаем, как любят правящие режимы в разных странах валить на «агентов Госдепа» собственные проблемы. Никакие протесты не найдут массовую почву, если в обществе перед этим не созрели внутренние противоречия. А в капиталистической стране такие противоречия есть всегда. Притом классовые, антагонистические. Нерешённые проблемы народа бьются о глухую стену словно топливо в закрытом котле. Поднесёшь спичку — полыхнёт. Где-то этой спичкой становится спонтанный инцидент внутри страны, а где-то — и внешнее влияние. Но наличия внутренней борьбы оно не отменяет.

В любой стране у народного движения есть шанс остаться независимым от всевозможных «госдепов» лишь в том случае, если оно будет идейным и организованным, если вместо буржуазных «маяков» оно возьмёт на вооружение рабочую политику. Иными словами, народное движение должно быть классовым.

Госдеп США

Иран занимает 3-е место в мире (после Саудовской Аравии и Венесуэлы) по разведанным запасам нефти. В 2017 году страна поставила на внешний рынок 105,1 млн т нефти. Несмотря на обилие «чёрного золота», с начала века в стране наблюдается дефицит нефтеперерабатывающих мощностей; обработка нефти не поспевает за развитием других отраслей экономики, что привело к разнообразным мерам: от квотирования бензина для населения до импорта бензина из-за границы. Пользуясь уязвимостью экономики Ирана, её сырьевым характером и зависимостью от экспорта, США и их союзники в Европе и Азии в 2017 году ужесточили многолетние санкции против страны. В ноябре 2018 года Иран был отключён от международной банковской системы SWIFT. Торговая война постоянно сопровождается угрозой настоящей войны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .