Тысяча церквей

От редакции: представляем текст нового видеоролика Олега Комолова, экономиста, кандидата наук и члена партии РОТ ФРОНТ. Данный материал весьма полезен в просветительских и пропагандистских целях.

В начале лета 2019 г. многие СМИ написали о трудовом конфликте на подмосковном заводе «Софрино». Рабочие предприятия, которое является монополистом на рынке церковной утвари, рассказали о необоснованном сокращении зарплат. Трудовой коллектив обратился за поддержкой к самому патриарху Кириллу, поскольку завод находится в собственности Русской Православной церкви.

Эта тема вызвала большой резонанс и привлекла в очередной раз внимание к вопросу об имуществе и доходах церкви.

В сентябре один из высших иерархов (митрополит Илларион) в очередной раз попытался развеять слухи о богатстве членов РПЦ. Однако откреститься от своей коммерческой стороны для церкви всегда было делом непростым. Особенно если обратиться к истории.

До Октябрьской революции Русская Православная церковь была одним из крупнейших собственников в стране. В начале 20 века церковь и её служители (по данным статьи Тощенко Ж.Т. «Экономические притязания религии» в «Новой Газете» №71 за 2009 г.) владели 2,5 миллионами гектаров земли. Ей принадлежали сотни промышленных предприятий, торговых заведений, доходных домов. В 1905 году на содержание православного духовенства Синодом и казначейством отпускалось 25 миллионов рублей — почти вдвое больше, чем расходы на содержание императорского двора. Церковь получала пожертвования, доходы от церковных земель и имущества, проценты с капитала. Церковные вклады в сберегательных кассах составляли 45 миллионов рублей.

Церковные иерархи играли огромную роль в политической жизни Российской империи. В 3-ей Государственной думе 11% депутатов составляли лица духовного звания.

Октябрьская революция положила конец господствующему положению церкви. Однако в отношении неё решения Советской власти были весьма гуманными и демократичными. Знаменитый декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви 1918 года, а также все относящиеся к его реализации постановления Народного комиссариата юстиции ограничивали церковь лишь в имущественных вопросах. При этом в основной сфере деятельности церкви — отправлении культа — оставалась полная свобода. Оставалось свободное исполнение религиозных обрядов. Отделение школы от церкви не запрещало гражданам обучаться и обучать религии частным образом. Не запрещалось и создание специальных богословских школ.

Советская власть лишила церковь собственности, имущества и субсидий от государства, запретила принудительное взыскание сборов и обложений в пользу церковных обществ. Однако при этом предоставляла церкви в бесплатное пользование здания и предметы, предназначенные для богослужебных целей. Не запрещалось и проведение и религиозных шествий, а также и богослужебных обрядов на улицах и площадях. Для этого нужно было согласовать церемонию с органами Советской власти в срок за 2 дня до её проведения. Напомню, что в современной России для организации шествия необходимо спрашивать разрешения у местных чиновников за 2 недели до его проведения.

Отправление культа, а также произнесение проповедей допускалось свободно, без какой-либо предварительной цензуры, конечно, если по своему содержанию они носили исключительно религиозны характер. За религиозными обществами сохранялось право не допускать представителей Советской власти в помещения во время проведения там религиозных обрядов. Уже позже в Уголовном Кодексе Советского Союза появилась статья за воспрепятствование совершению религиозных обрядов — наказание до 6 месяцев исправительных работ. Никуда не делись и церковные праздники, которые составляли половину нерабочих дней в Советской России 20-х годов.

Как же отреагировала на такие мягкие компромиссные шаги Советской власти православная церковь? Митрополит Петроградский Вениамин назвал декрет об отделении церкви от государства декретом «об отобрании церковного достояния», очевидно акцентируя внимание на наиболее важной для себя стороне своей деятельности. По его мнению лишение церкви её богатств, угрожает большим горем и страданиями православному русскому народу. Патриарх Тихон проклял Советскую власть, обещая «…на голову этих безбожников и насильников гнев божий» и призывая «…всеми мерами противиться этой новоявленной дьявольской власти». Что и произошло в гражданскую войну, когда большое количество священников пополнили ряды Белого движения.

Неудивительно, что такие действия вызвали весьма агрессивные ответные меры со стороны Советской власти.

Сегодня мы наблюдаем постепенное восстановление былого церковного влияния. Оно выражается в стремлении попов активно участвовать в общественной жизни, оказывать влияние на принятие государственных решений, вторгаться в образование, в культуру и даже науку. Церковь выступает в качестве одного из узлов в агитационно-пропагандистской машине правящего класса и успешно на этом обогащается.

Финансовая сторона деятельности РПЦ — тайна за семью печатями. Правда её периодически вскрывают случаи необузданного стяжательства высокопоставленных членов церкви. Официальные доходы всех религиозных учреждений России исчисляются миллиардами рублей в год. По оценке РБК, выручка Русской православной церкви составляет более 90% этой суммы. Так, в 2018 году доходы церкви составили около 7 миллиардов рублей. Для сравнения, это в 1,5 раза больше годового бюджета города Тамбова.

Доходы религиозных организаций

В собственности РПЦ находятся крупные коммерческие объекты. Например, уже упомянутый завод «Софрино» и гостиница «Даниловская», расположенная в центре Москвы.

Информация об участии РПЦ в капитале банка «Пересвет» при невыясненных обстоятельствах исчезла с сайта Центрального Банка.

РПЦ освобождена от уплаты земельного налога, налога на имущество и прибыль. А размер льгот от уплаты НДС составил в прошлом году 500 миллионов рублей. Ещё почти 5 миллиардов льгот получили организации, которые ремонтировали здания, находящиеся в пользовании религиозных организаций. Кроме того, государство закрывает глаза на бойкую торговлю, которая ведётся в церквях без уплаты налогов. А доходы священников от исполнения треб также в большинстве случаев проходят мимо налоговых органов.

Объекты РПЦ
Объекты, принадлежащие РПЦ

Государство предоставляет главе РПЦ транспорт, госохрану, а также 3 из 4 резиденций патриарха. Ежегодно Министерства культуры, здравоохранения, образования выделяют церкви на разные проекты от 1,5 до 4 миллиардов рублей. Государство всячески поддерживает РПЦ в строительстве новых культовых сооружений. За последнее десятилетие их количество выросло в несколько раз на фоне сокращения школ и больниц.

Соотношение количества храмов и больниц в РФ

Активный протест граждан против строительства очередной церкви на месте парка стал уже обычным делом. Особенно в Москве, где при прежнем мэре Лужкове был дан старт программе строительства то ли 200, то ли 600 храмов. Городская власть бесплатно выделяет участки под застройку, помогает прокладывать коммуникации.

Формально храмы строятся на пожертвования верующих. Однако на деле Фонд поддержки строительства храмов города Москвы солидными взносами пополняют корпорации, имеющие тесные связи с государством: Газпром, Транснефть, Сбербанк, РЖД, Норильский Никель, АФК Система, концерн Монарх и многие другие. А один из главных спонсоров программы — Фонд возрождения Старицкого Свято-Успенского монастыря — и вовсе был учреждён федеральными чиновниками: председателем евразийской экономической политики Христенко и заместителем председателя правительства Голиковой.

Как писал Маркс, «высокая англиканская церковь скорее простит нападки на 38 из 39 статей её символа веры, чем нападки на 1/39 её денежного дохода». Об этом стоит вспоминать тогда, когда очередной служитель культа будет призывать вас к покаянию и смирению вместо борьбы за свои права.