В Башкирии «скорая помощь» выезжает на вызовы без врачей

Будни «оптимизации»

В башкирском селе Иглино бригада «скорой помощи» приезжает в составе одного водителя. И врачей, и фельдшеров не хватает. Такая «бригада» может лишь с грехом пополам погрузить больного в машину и отвезти его в больницу. Если человеку в пути станет плохо, помочь ему будет некому: в машине, помимо него, будет лишь водитель… Российское здравоохранение «оптимизируют» по тем же рецептам, что и украинское. Результат тот же — постепенное уничтожение доступного здравоохранения, следовательно, тысячи и тысячи новых смертей, которых можно было бы избежать.

Скорая помощь

Описывая вопиющую ситуацию, журналисты приводят слова водителя «скорой» Дамира Фасхутдинова:

«Да, [возим без фельдшера…] Дают нам направление, бумажки все дают, мы их [пациентов] привозим, доставляем и сдаём».

Местная жительница Юлия Фишер говорит:

«Если мне станет плохо, то водитель мне не поможет. Потому что мне нужно делать внутривенные инъекции, а водитель их не делает, и его не могут отпустить с лекарствами – вот это опасно, конечно, и страшно».

Село Иглино — не такое уж маленькое; согласно всероссийской переписи населения 2010 года в нём жило более 16 тысяч человек. По словам Фишер, последние несколько лет медицинское обслуживание жителей села неуклонно свёртывается: сначала был закрыт роддом, затем стали разъезжаться специалисты. А теперь «скорая» ездит на вызовы без врачей.

Профсоюз медицинских работников «Действия», заручившись поддержкой депутата республиканского собрания Башкирии, попытался пообщаться с директором иглинской больницы Жанной Карунас, но именно в час встречи её срочно вызвало начальство.

Эпидемия коронавируса вызвала нарастающий обвал российского здравоохранения. Врачи работают на износ. Широко разрекламированные Владимиром Путиным «надбавки за коронавирус» массово не выплачиваются. Попытки медиков отстаивать свои права наталкиваются на угрозы репрессий. И в этих условиях российские власти не только не заботятся об укреплении зашатавшегося здравоохранения, но напротив, решительнее проводят реформы, ведущие к полному коллапсу отрасли; в частности, Нижний Тагил может стать полигоном для перевода «скорой помощи» на коммерческие рельсы, что приведёт к деградации качества оказываемой помощи. Во многих российских больницах ситуация также близка к катастрофе

Чтобы узнать, какое будущее ждёт российское здравоохранение, достаточно взглянуть на соседей. На Украине к 2022 году вся медицинская помощь станет платной.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .