Валерий Большаков: «Я коммунистом родился — коммунистом умру»

Интервью с нашим товарищем, судимым по уголовной статье

Валерий Большаков – лидер Севастопольского отделения партии РОТ ФРОНТ. Он успел перейти дорогу многим, расследуя деятельность бывшего губернатора Сергея Меняйло и работу правоохранительных органов города. В основу обвинений против Большакова легли якобы его комментарии на страницах одного из региональных СМИ.

Валерий Большаков - лидер Севастопольского отделения партии РОТ ФРОНТ. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Валерий Большаков — лидер Севастопольского отделения партии РОТ ФРОНТ. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Следствие утверждает, что наш товарищ «…осознавая преступный характер своих действий, совершил действия, направленные на унижение достоинства лиц по признакам принадлежности к социальной группе «терское казачество», «…призывал к насильственной смене власти в России – к свержению «путинского режима» и установлению «диктатуры пролетариата» насильственным путем». Большакову инкриминируются преступления по ч. 1 и 2 ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), а также по ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Нахимовский районный суд Севастополя приговорил Большакова к 2,5 годам условно и запретом занимать государственные должности.

Мы спросили у Валерия Большакова, что он думает по поводу ведущегося преследования по политическим мотивам.


— Валерий Валерьевич, Нахимовский районный суд города Севастополь признал Вас виновным по четырем эпизодам, в том числе, в призывах к экстремистской деятельности, и приговорил к двум с половиной годам условно. Согласно материалам уголовного дела, Вы побывали на 19-ти судебных заседаниях. Расскажите, пожалуйста, как проходило рассмотрение дела.

— На всех заседаниях, особенно когда приходили понятые, со стороны обвинения, по факту, шло вранье. Самые натуральные вранье и подлог. Там один чиновник Рыбнадзора из Правительства Севастополя. По его обвинению мне предъявили то, что я призывал к вооруженному восстанию. Ни больше ни меньше. Стоял с плакатом и призывал. Когда его спросили, а что, мол, было на плакате, он ответил: «Не помню».

Изюминка заключается в том, что понятые (студенты), которых пригласили, дали полностью разные показания. Мой адвокат это может более красиво рассказать. Один студент сказал, что мне предложили в больницу, другой студент сказал, что я отказался.

Помимо этого, мой адвокат одному понятому задал вопрос: «Как вы стали понятым?»

«Меня друг позвал», — говорит.

Дальше: «А друга кто позвал?»

Студент: «Учительница, которая у нас преподает».

Адвокат: «А как учительницу зовут?»

«Не помню», — отвечает.

Адвокат: «А что преподает?»

В ответ: «Я не помню. В общем, не хочу человека подставлять».

— В открытых источниках есть масса негативных отзывов о работе судьи Романова Сергея Александровича. Как Вы считаете, было ли рассмотрение Вашего дела объективным?

— Он рассматривал то, что Прокуратура подала, по факту, сведения были подложными, дефективными. Прокуратура и Следственный комитет совершили служебный подлог. Он рассматривал дело в том виде, в котором его подали ему. Он учел характеристику с места работы и разные грамоты, и кончилось все тем, что он выписал мне 2,5 года условно.

— Помогло ли участие эксперта-лингвиста Елены Сафоновой?

— Это, кстати, очень помогло! Она четко обосновала и доказала, что Следственный комитет и следователи ФСБ Российской Федерации трактовали все на свой лад, как им вздумается. Мало того, она упомянула, что некоторые положения нельзя ни осудить, ни оправдать. Так как некоторые сочетания научно не определены.

— Насколько предсказуемым было для Вас решение суда?

— Я видел, что реальный срок мне в любом случае не дадут. Но судья был вынужден заниматься документами, которые предоставил Следственный комитет ФСБ и Прокуратура, где я представлен в негативном свете.

— Вы заявили, что намерены подавать апелляцию в суд высшей инстанции? На какое решение рассчитываете?

— Я уверен, что они не удовлетворят мою апелляцию. Мы рассчитываем на Европейский суд по правам человека (ред. ЕСПЧ).

— Как посещение судебных заседаний отразилось на Вашем здоровье?

— Судебные заседания на мое здоровье не повлияли. На мое здоровье повлияло состояние моей матери и тот факт, что я нахожусь среди террористов и экстремистов. А это очень серьезно влияет.

— Какую роль сыграла поддержка Ваших товарищей?

— Товарищи всегда были рядом. Но, к сожалению, они присутствовали на суде в зале и уже не могли, по закону, выступать в мою защиту.

Валерий Большаков - лидер Севастопольского отделения партии РОТ ФРОНТ - рассказывает об уголовном деле, возбуждённом против него

Валерий Большаков — лидер Севастопольского отделения партии РОТ ФРОНТ — рассказывает об уголовном деле, возбуждённом против него

— После всего произошедшего удалось ли Вам устроиться на постоянную работу?

— Удалось случайно устроиться на работу, что меня и спасло. Заработную плату получаю наличными.

— Как складываются отношения с банками? Вы по-прежнему в списке лиц «причастных к экстремистской деятельности и терроризму»?

— Я до сих пор числюсь в списках террористов. И до сих пор не имею права распоряжаться своим имуществом и своими личными деньгами. Это было написано в справке, которую мне выдал банк. Эту справку изъяли при обыске и не вернули.

— Намерены ли Вы продолжить борьбу за дело рабочего класса?

— Я коммунистом родился, коммунистом я и умру.


А мы просим всех неравнодушных читателей поддержать борьбу нашего товарища, стойкого бойца и одного из первых членов партии, попавших в горнило правоохранительной машины. Распространяйте этот материал и рассказывайте о нашей работе тем, кто ещё тешит наивные иллюзии о том, что в России нет настоящих, боевых коммунистов.