Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

Дискуссионная статья

От редакции. Мы публикуем статью нашего постоянного автора, Сергея Владимировича Багоцкого, о Ленине. Статья, как всегда, носит дискуссионный характер, и мы надеемся, что она побудит наших читателей не только поспорить, но и лучше изучить жизнь и идейное наследие самого известного человека XX столетия.


22 апреля 2020 года человечество будет отмечать 150-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина (1870 – 1924).

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

В 20 веке с подачи многих западных изданий стали проводиться регулярные конкурсы на звание «Человек года». Но если бы какое-то издание решило вдруг организовать конкурс «Человек 20 века», то его исход был бы абсолютно предсказуем: у В.И. Ленина просто бы не оказалось сопоставимых конкурентов. (Это лишь при условии честного, неангажированного конкурса, что невероятно. — Ред.)

В.И. Ленину и разным сторонам его деятельности посвящено очень много работ. О нём много писали и коммунисты, и антикоммунисты, и неангажированные историки. Тем не менее, многое сегодня остается неясным. Насколько я могу судить, в отечественной литературе так и не был нарисован объективный психологический портрет Вождя русской революции. Советские истории и литераторы рисовали явно идеализированную икону, а антисоветские авторы всячески изощрялись в поисках компромата. Из бывших советских граждан в этом особенно преуспели Дмитрий Антонович Волкогонов (1928 – 1995), Александр Исаевич Солженицын (1918 – 2008), Владимир Алексеевич Солоухин (1924 – 1997), а также академик Александр Николаевич Яковлев (1923 – 2005). При чтении их творений невольно вспоминается Моська, которая лаяла на слона.

«Владимир Ленин был человеком, который так помешал людям жить привычной для них жизнью, как никто до него не умел сделать это», – писал Максим Горький. «За это его так ненавидят и при любом удобном случае стараются облить грязью».

Среди немногих серьёзных отечественных произведений, объективно рисующих портрет В.И. Ленина не только как политического деятеля, но и как человека, следует, наверное, считать эссе Алексея Максимовича Горького (1868 – 1936) «Владимир Ильич Ленин» и стихотворение перешедшего позже на антикоммунистические позиции талантливого поэта Наума Коржавина (Эммануила Моисеевича Манделя) (1925 – 2018) «В окне широком свет и белый снег…» (1956).

(Интересующимся читателям мы советуем прочитать трилогию о Ленине, написанную известным исследователем Владленом Логиновым. Его книги смело можно рекомендовать для изучения всем тем, кто хочет разобраться в личности Ленина, становлении и жизненном пути этого человека, а также понять, в какой степени достоверными являются многочисленные миры современных антикоммунистов. — Ред.)

Не претендуя на решение явно неподъёмной задачи нарисовать портрет Вождя мирового пролетариата, я позволю предложить вниманию уважаемых читателей несколько соображений по поводу отдельных штрихов на таком портрете.

Володя Ульянов родился в семье крупного работника системы среднего образования. В советское время должность его отца Ильи Николаевича Ульянова (1831 – 1886) называлась бы «заместитель заведующего Ульяновским ОблОНО». Илья Николаевич был прогрессивным и гуманным человеком, много сделавшим для развития образования и приобщения к нему малых народов Поволжья. Подробный разбор его деятельности заслуживает самостоятельной статьи.

При всём при том революционером Илья Николаевич не был. Он был сторонником постепенного прогресса, не сопровождающегося крупными социальными катаклизмами. Помимо всего прочего, он был глубоко верующим человеком. И, тем не менее, пятеро из восьми его детей стали революционерами. А трое других не смогли стать революционерами потому, что умерли в юном возрасте.

Детство Володи Ульянова было не слишком светлым. У него были серьёзные проблемы со здоровьем, порождающие трудности во взаимоотношениях с другими людьми. Тем не менее, благодаря большой силе воли Володя научился самостоятельно решать свои внутренние психологические проблемы. Так же, как и юный Александр Васильевич Суворов (1730 – 1800).

В жизни Володи было только два человека, к которым он был очень сильно привязан – это старший брат Александр (1866 – 1887) и младшая сестра Оля (1871 – 1891).

Александр Ульянов с детства увлекался естественными науками. В доме своих родителей он оборудовал небольшую химическую лабораторию. И очень любил живую природу. Александр часто бродил по окрестностям Симбирска в поисках интересных растений и животных. В этих походах Александра сопровождал и Володя, который тоже стал очень неплохим натуралистом.

Уже став Председателем Совета народных комиссаров, Владимир Ильич Ленин без каких-либо возражений утверждал все предложения по охране природы. Хотя большинство его соратников считало такие предложения несвоевременными.

В 1883 году А.И. Ульянов поступил на Физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, где стал специализироваться в области зоологии беспозвоночных. Он выполнил очень интересную научную работу по сегментации кольчатых червей. Интересно, что научная биография А.И. Ульянова начиналась точно так же, как и биография его ровесника Алексея Николаевича Северцова (1866 – 1936), учившегося в Московском университете. В дальнейшем А.Н. Северцов станет одним из ведущих в мире исследователей в области теории эволюции, будет избран академиком Академии наук СССР. После смерти академика его имя присвоят крупному академическому институту.

Основной труд А.Н. Северцова «Главные направления эволюционного процесса» вполне мог бы написать и А.И. Ульянов. Если бы остался жив.

Интересы Александра Ульянова не ограничивались наукой. В декабре 1886 года он с товарищами организовал подпольную группу, ставящую своей целью убийство царя. Судя по всему, у Александра были сильные сомнения в целесообразности подобного акта, но, в конце концов, стремление к активным действиям взяло верх. Александр продал золотую медаль и на вырученные деньги закупил химикаты для изготовления взрывчатки.

Вскоре юных террористов арестовали. 20 мая 1887 года Александр Ульянов и четверо его товарищей были повешены.

После ареста Александра вокруг его семьи (И.Н. Ульянов к тому времени уже умер) образовалась пустота. Никто из прежних друзей не хотел компрометировать себя знакомством с семьёй государственного преступника.

Оля Ульянова была очень талантливой девушкой. Она хорошо владела несколькими языками (латынью, немецким, английским, французским, итальянским, шведским), хорошо рисовала. Свою жизнь Оля мечтала посвятить медицине. В 1890 году она поступила на Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге. В распоряжении историков нет данных об участии Оли в революционном движении, но революционную литературу она читала. Это известно достоверно. Вряд ли можно сомневаться в том, что проживи Оля немного дольше, то стала бы революционеркой тоже.

Весной 1891 года Оля Ульянова заболела брюшным тифом и 20 мая (ровно через четыре года после казни Александра Ульянова) умерла.

После смерти Оли близких людей у В.И. Ульянова не осталось.

Володя хорошо учился в гимназии и был почти круглым отличником. Это объяснялось не только хорошими способностями, но и трудолюбием, высокой работоспособностью и организованностью.

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

В воспоминаниях о гимназических годах Володи Ульянова есть несколько интересных деталей. Например, его привычка иметь рядом остро отточенные карандаши. Это указывает на то, что Володе было непросто сосредоточить внимание на работе, и плохо отточенный карандаш его отвлекал. Отсюда такой повышенный педантизм. Однако с годами Владимир Ильич научился работать в любых условиях. Например, сидя с огрызком карандаша и листком бумаги на ступеньках лестницы. Что, несомненно, является результатом упорной работы над собой.

Отличительной чертой всех юных Ульяновых была чёткая организованность, трудолюбие, отсутствие расхлябанности, столь свойственной не только их сверстникам, но и многим представителям русской интеллигенции XIX века.

В старших классах гимназии Володя занимался репетиторством. Причём за бесплатно. Он учил латинскому языку способных чувашских мальчиков, которые готовились поступать в университет.

У гимназиста Ульянова почти по всем предметам были отличные оценки. Даже по Закону Божьему. В его аттестате была единственная четвёрка – по логике. Этот предмет преподавал сам директор гимназии Фёдор Михайлович Керенский (1838 – 1912). На вопрос директора о том, почему Володя не уделяет должного внимания его предмету, Володя ответил, что учебник логики не способствует развитию правильного мышления, а напротив, задерживает и туманит его. На что директор ответил ученику, что не следует критиковать учебники, одобренные министерством народного просвещения.

Этот эпизод свидетельствует о том, что уже в юности Володя Ульянов чувствовал (по-видимому, пока ещё подсознательно) ограниченность формальной логики и был морально готов перейти к логике диалектической. Что не поощрялось начальством.

Впрочем, Ульяновы и Керенские дружили семьями. Когда пятилетний сын Федора Михайловича Сашенька (1881 – 1970) серьёзно заболел, Володя Ульянов навещал его дома, читал ему книжки и рассказывал истории про индейцев. Сорок лет спустя Владимир Ильич Ульянов-Ленин сменит Александра Фёдоровича Керенского на посту главы Российского правительства.

Судя по всему, в гимназические годы Володя Ульянов не проявлял большого интереса к политике. Хотя и принимал активное участие в борьбе гимназистов за свои права. Так, он был организатором коллективного выступления гимназистов против вороватого эконома, обкрадывающего учеников, живших в общежитии. Этот протест увенчался успехом – ворюга был уволен. Навыки коллективной борьбы сформировались у будущего Вождя пролетариата раньше, чем он осмыслил главное направление их использования.

Однажды класс, в котором учился Володя Ульянов, учинил безобразную выходку по отношению к учителю. Это вызвало естественное возмущение директора гимназии, который распорядился отправить весь класс в карцер. Однако сделал одно исключение. Обратившись к Володе Ульянову, директор сказал: «Я не верю, чтобы Вы участвовали во всём этом. Можете идти домой». «Нет! – сказал Володя Ульянов, – я во всём этом тоже участвовал (что было неправдой). И пойду в карцер вместе со всеми».

Володя Ульянов безальтернативно был первым учеником в классе. А вторым учеником был Саша Наумов, с которым Володя сидел на одной парте. Отношения между ними не сложились. Мечтающий о блестящей карьере и высоком общественном положении Саша был Володе Ульянову не интересен. В будущем Александр Николаевич Наумов (1868 – 1950) станет министром царского правительства, после революции эмигрирует и напишет книгу воспоминаний, которые станут важнейшим источником информации о юном Володе Ульянове.

«Способности он имел совершенно исключительные, обладал огромной памятью, отличался ненасытной научной любознательностью и необычайной работоспособностью… Воистину, это была ходячая энциклопедия, полезно-справочная для его товарищей и служившая всеобщей гордостью для его учителей… По характеру своему Ульянов был ровного и скорее весёлого нрава, но до чрезвычайности скрытен и в товарищеских отношениях холоден: он ни с кем не дружил, со всеми был на «вы»… в классе он пользовался среди всех его товарищей большим уважением и деловым авторитетом, но вместе с тем, нельзя сказать, что бы его любили, скорее – ценили», писал А.Н. Наумов о Володе Ульянове.

Как и любая женщина, Оля Ульянова стремилась устроить личную жизнь своего брата и знакомила его своими подругами. Но, судя по всему, без особого успеха.

Известно, что, начиная с детства и в течение всей жизни Владимир Ильич Ульянов-Ленин писал стихи. Но показывать их не хотел. До нас дошло только одно лирическое стихотворение «Отлегло, утихло, позабылось…», найденное в архивах музея в Шушенском.

Известие о казни старшего брата застало Володю, когда он сдавал выпускные экзамены в гимназии. Судя по всему, именно казнь старшего брата стала толчком, превратившим подававшего надежды способного юношу в революционера.

Директору гимназии недвусмысленно намекали, что давать аттестат с отличием брату государственного преступника не следует. Однако директор предпочёл не понять намека и дал Володе Ульянову отличную характеристику, позволившую ему поступить на Юридический факультет Казанского университета.

В Казанском университете Володя Ульянов проучился недолго. Уже в декабре 1887 года за участие в студенческих выступлениях он был исключён из университета и сослан в деревню Кокушкино. С этого и начался его путь профессионального революционера.

Диплом о высшем юридическом образовании В.И. Ульянов получил в 1891 году, сдав экстерном экзамены на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета.

Вначале революционные взгляды Владимира Ильича Ленина были близки к народническим, но вскоре он переходит на позиции марксизма. Судя по всему, этот переход начался в 1889 году и завершился к 1893 году.


Я не буду подробно останавливаться на революционной деятельности Владимира Ильича Ленина. Этой деятельности посвящено огромное число работ, многие из которых уважаемому читателю хорошо известны. Остановлюсь лишь на нескольких моментах.

С точки зрения традиционного марксизма в Российской империи созревали, и достаточно быстро, предпосылки для буржуазной революции. Но серьёзных предпосылок для социалистической революции явно не было. Этой точки зрения придерживался лидер русских марксистов Георгий Валентинович Плеханов (1856 – 1918) и большинство социал-демократов, ориентировавший пролетариат на временное сотрудничество с прогрессивной частью буржуазии. Но Владимир Ильич видел более интересные черты ситуации.

В отличие от Плеханова, Ленин понимал, что русская буржуазия не способна возглавить буржуазную революцию (что блистательно подтвердилось в феврале-октябре 1917 года). Её лидером может стать только пока ещё относительно малочисленный русский пролетариат. А его главной ударной силой – поднимающая голову огромная масса русских крестьян. А раз так, то строй, который установится после буржуазной революции, неизбежно будет сочетать в себе черты капитализма и посткапитализма. Что откроет дорогу для последующего преодоления капиталистических отношений и построения социализма.

(Идеи Ленина имели под собой гораздо более глубокое основание. Благодаря его исследованиям появилась теория империализма — новый уровень развития марксизма, его применение к капитализму на монополистической стадии. Из анализа империализма возникла и теория «слабого звена», и классическая теория революционной ситуации, и многие другие актуальные по сей день выводы. — Ред.)

На эти же темы размышлял и другой крупный деятель российской социал-демократии Лев Давыдович Троцкий (1879 – 1940). Он также считал, что русская буржуазия не способна возглавить буржуазную революцию. Троцкий скептически смотрел на революционные перспективы российского крестьянства и считал, что русский пролетариат возглавит буржуазную революцию, которая перерастет в социалистическую, но закончить социалистическую революцию своими силами не сможет. Революция в России станет запалом революции в развитых капиталистических странах, и победивший пролетариат стран Запада поможет российскому пролетариату утвердить социализм в России.

Модели, предлагавшиеся В.И. Лениным и Л.Д. Троцким, предполагали русским социал-демократам разные стратегии борьбы. Стратегия В.И. Ленина предполагала опору не только на пролетариат, но и на крестьянство, Троцкий же рассматривал многомиллионное крестьянство как пассивную массу, и не желающую, и не способную бороться за социалистические преобразования. Хотя и понимал важность завоевания пассивной поддержки революции со стороны крестьянства. Но, по большому счету, Троцкий воспринимал крестьян как «быдло». Так же, как и современные либералы.

Представления В.И. Ленина о будущей революции легли в основу политической стратегии партии большевиков, одержавшей победу в ноябре 1917 года.

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

Очень поучительно обсудить философские взгляды В.И. Ленина и их эволюцию.


Чисто академические философские проблемы сами по себе не слишком волновали Владимира Ильича. Но он хорошо понимал, что философия является теоретической основой для методологии революционной деятельности. И относился к философии очень внимательно, считая её важнейшим инструментом революционной борьбы. Кроме того, Ленин очень хорошо чувствовал социальные и политические реалии, стоящие за разными философскими взглядами.

Традиционный марксизм учил революционера уважать реальность. Настоящему революционеру научиться такому уважению трудно. Стремление как можно быстрее переделать окружающий мир нередко берёт верх над здравым смыслом. Философским оправданием такого стремления могут быть концепции, согласно которым сознание не просто отражает мир, но и в известной степени творит его. Борьбе с философскими концепциями, преувеличивающими активность сознания, и их поклонниками в рядах большевистской партии была посвящена книга В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1908).

Главным объектом критики в этой работе был отнюдь не немецкий физик Эрнст Мах (1838 – 1916), который не слишком интересовал В.И. Ленина, а человек номер два в руководстве большевистской партии Александр Александрович Богданов (1873 – 1928).

А.А. Богданов был умным и достойным человеком. Но его подлинным призванием была наука, а не политика. И некоторые вещи, которые понимает политик по призванию, Богданов решительно не понимал. Он не понимал, что возможности политической деятельности ограничиваются ситуацией «здесь и сейчас». И поэтому высказывал явно несвоевременные идеи. Например, идею бойкота выборов в Государственную Думу и прекращения работы в легальных организациях. Тактика, которую предлагали отзовисты, вела к отрыву партии от трудящихся масс. Чего допускать ни в коем случае не следовало. Немаловажно и то, что некоторые сторонники А.А. Богданова ударились в богоискательство и богостроительство. Это было чревато превращением социалистических идей в систему абстрактных ценностей, оторванной от реальной жизни.

Поначалу Владимир Ильич не видел в таких загибах особого вреда. И даже видел некоторую пользу. Ибо будущие отзовисты шли в первых рядах борьбы с меньшевиками. Но оказалось, что позиция этих товарищей дискредитирует большевиков в целом. Говоря в примечаниях ко второму русскому изданию брошюры Энгельса «Людвиг Фейербах» об опасности взятия власти в незрелой ситуации, Георгий Валентинович Плеханов писал: «Ленину и окружающим его ницшеанцам и махистам очень полезно было бы подумать об этом. Но есть основания опасаться, что эти „сверхчеловеки“ утратили способность к мышлению».

В начале 1908 года А.А. Богданов опубликовал в немецкой социал-демократической газете статью «Эрнст Мах и революция», в которой он от имени российского рабочего класса поздравил немецкого физика с 70-летием и выразил ему горячую благодарность за заслуги перед российским революционным движениям. Неизвестно, читал ли Э. Мах это поздравление, но если читал, то, наверное, очень удивился. Поскольку от российского революционного движения был очень далёк. А в комментариях редакции газеты было прямо сказано, что «среди русских социал-демократов отношение к Маху становится признаком участия в той или другой фракции. «Весьма серьёзные тактические расхождения между „большевиками“ и „меньшевиками“ обостряются благодаря вопросу, который с нашей точки зрения не имеет к этому никакого отношения, вопросу о том, кто ближе марксизму в теории познания – Спиноза и Гольбах или Мах и Авенариус».

На такое заявление нельзя было не ответить. Ответом стал «Материализм и эмпириокритицизм», в котором В.И. Ленин от имени большевистской партии решительно отмежевался от философских взглядов её ультралевого крыла.

«Материализм и эмпириокритицизм» трудно понять вне той политической ситуации, которая сложилась в российском социал-демократическом движении к 1908 году. Но после осмысления сложившейся ситуации все становится ясным.

Ключевой проблемой «Материализма и эмпириокритицизма» является вопрос об объективной истине, не зависящей от нашего сознания и наших желаний. И здесь Владимир Ильич Ленин формирует свою позицию очень чётко и жёстко.

Проблемы, поднятые в «Материализме и эмпириокритицизме», обсуждались в те годы и в художественной литературе. В 1907 году Леся Украинка (Лариса Петровна Косач) (1871 – 1913) пишет пьесу «Кассандра». Стержнем пьесы, действие которой происходит в Древней Трое, является противостояние троянского эмпириокритика и махиста Гелена с жёсткой реалисткой Кассандрой. Оба они патриоты, оба мечтают спасти Трою от греческой агрессии. Но отношение к действительности у них разное.

Гелен:
Не упрекаю я тебя, Кассандра,
Такой характер у тебя, как видно,
Повинны боги в том, что правду дали
Познать тебе, а сил тебе не дали,
Чтоб правдой управлять. Ты только видишь
И, безучастно, руки опустив,
Стоишь бессильно перед тем виденьем
Жестокой правды, словно изваянье,
Как будто смотрит на тебя Медуза
И только страх наводишь на людей.

Кассандра:
А что б ты сделал?

Гелен:
То, что и теперь.
Я с правдою борюсь, и я надеюсь,
Что буду скоро ею управлять,
Как кораблями правят рулевые….

Кассандра:
А Мойра, брат, безжалостная Мойра,
Её ведь воля миром управляет,
А ты вдруг ею управлять задумал?

Гелен:
Не так, Кассандра, Мойра повелела,
Чтоб был и свет, и море, и погода,
Чтоб был корабль, и рулевой, и штормы,
Борьба, победа, чтоб была надежда
И правда… и неправда.

Я эту правду вижу и борюсь я,
Чтобы троянский наш корабль стащить
С той мели, на которую Кассандра
Её загнала правдою своею.

Кассандра:
А ты его неправдою спасаешь?

Гелен:
Что правда? Что неправда? Это ложь,
Что сбудется – все правдою зовут.

В конце концов Гелен, чрезмерно творчески относящийся к действительности, ловится в элементарную ловушку в виде деревянного коня с начинкой из греческих воинов. Но не побеждает и Кассандра, которая не может найти сильных решений и постепенно теряет волю к борьбе. Конфликт Гелена и Кассандры заканчивается вничью.

Мораль, которую можно вынести из пьесы Леси Украинки заключается в том, что для победы нужно сочетать оптимизм и креативность Гелена с жёстким реализмом Кассандры. Владимир Ильич Ленин сумел соединить в себе эти качества. И поэтому победил.

«Кассандра» – это «Материализм и эмпириокритицизм» в художественной литературе.

Поучительно определение материи, данное Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме». По Ленину – материя – это вся реальность, которая существует вне и независимости от нашего сознания. И с существованием которой необходимо считаться. А не только то, что имеет массу.

Накануне Первой мировой войны В.И. Ленин вновь обратился к философии. На этот раз в центре его внимания – философия Георга Фридриха Вильгельма Гегеля (1770 – 1831). Свидетельством этого обращения являются его «Философские тетради».

«Философские тетради» не предназначались для печати. Это – конспекты философских трудов, прочитанных Владимиром Ильичом и его комментарии на полях конспектов. Они дают нам впечатляющую картину большой интеллектуальной работы, проделанной В.И. Лениным. А последующая история русской революции наглядно показала нам плоды этой работы.

Диалектический метод, предложенный Гегелем, – это мощная методология анализа сложных развивающихся систем. Она предполагает использование нескольких алгоритмов.

Во-первых, это поиск противоречий внутри системы и сортировка их на базовые и вторичные. Такие противоречия существуют везде и их нет лишь на кладбище. Значит ли это, что эти противоречия неразрешимы? Нет, не значит. При определённой ситуации противоречия разрешаются и, зачастую, совершенно неожиданным способом. Но при этом возникают новые противоречия. И так до самых похорон.

Отношения к противоречиям может быть двояким. Можно найти какой-то временно приемлемый компромисс в виде середины между крайностями. Этот компромисс не разрешает противоречия, но сглаживает их. Фраза монтёра Мечникова о том, что «согласие – это продукт при полном непротивлении сторон», – неверна. Каждая сторона тянет в свою сторону и именно поэтому устанавливается временное равновесие.

Поиском временного равновесия между буржуазией и пролетариатом занимаются правые социал-демократы в капиталистических странах. Их деятельность небесполезна, но стратегически бесперспективна.

Но возможна и другая стратегия. Между двумя крайностями лежит не истина, а компромисс. А истина обычно лежит в совершенно другой плоскости. Поэтому в определённой ситуации возможно принципиальное разрешение (снятие) противоречия, сопровождающееся появлением качественно новых свойств. И, попутно, качественно новых противоречий.

Поиском путей качественного разрешения противоречий капиталистического общества занимаются коммунисты. Поэтому в коммунистической среде философия Гегеля востребована, а в социал-демократической – нет.

Во-вторых, диалектический метод неявно предполагает, что для правильного понимания окружающего мира нужно знать не только его законы, но и границы применимости этих законов. «Если не будет рабов, то кто же будет работать?», – говорил великий Аристотель (384 – 322 до н.э.). Для своего времени он был совершенно прав. Но границ своей правоты он не чувствовал. Так же, как её не чувствуют те современные граждане, которые утверждают, что коммунизм невозможен, ибо при коммунизме никто не будет работать.

Сильное стратегическое мышление невозможно без хотя бы теоретического выхода за границы существующей реальности и умения представить себе то, что находится за горизонтом.

В-третьих, диалектический метод требует умение различать два понятия, которые в первом приближении можно обозначить словами «правда» и «истина». Правда – это то, что мы видим, глядя на предмет наших исследований под определённым углом зрения; истина – это то, что сформируется в нашем мозгу после того, как мы посмотрим на этот объект с разных сторон.

У каждого класса и социальной группы есть своя правда. И эти правды зачастую противоречат друг другу. Но истина – одна. Этого, к сожалению, не понимают многие интеллектуалы эпохи постмодернизма.

Новорождённый ребенок не воспринимает предметы: он видит лишь цветные пятна. Для того, чтобы научиться видеть стоящие за ними предметы, ему нужно довольно долго вертеть в руках погремушку. Эта операция учит его мысленно вертеть предметы и видеть их с разных сторон. Только так можно научиться их узнавать. Точно так же и взрослый человек, стремящийся познать явления окружающего мира, должен научиться смотреть на них с разных сторон.

В древней столице Японии Киото есть сад камней Рёандзи. В этом саду лежит 15 крупных камней. Но нет ни одной точки, из которой все камни можно сразу увидеть. Для того, чтобы понять истину, нужно походить по саду.

В-четвертых, для принятия сильных решений нужно овладеть операцией под названием «восхождение от абстрактного к конкретному». Нужно уметь пройти путь от знания общих законов до использования их в конкретной ситуации с учетом её конкретной специфики. Научиться этому непросто.

Над всеми этими проблемами и размышлял Владимир Ильич Ленин, сидя в парижской библиотеке и читая Гегеля. Политические деятели других направлений не стремились размышлять над идеями Гегеля. Поэтому в революционные годы они не могли интеллектуально конкурировать с Лениным.

Не было особенного чуда в том, что 7 ноября 1917 года большевики подобрали бесхозно валявшуюся на дороге государственную власть в России. Но то, что они сумели удержать власть, граничит с чудом. Одной из причин этого чуда был сверхвысокий интеллект их Вождя. Если бы 30 августа 1918 года Фанни Каплан (1890 – 1918) застрелила В.И. Ленина, то большевики вряд ли бы удержались у власти. Роль личности в истории никак нельзя сбрасывать со счетов.

В антикоммунистических кругах много говорилось о деньгах, который получал Владимир Ильич Ленин от германского генерального штаба для развязывания революции в России.

С моей точки зрения эта проблема абсолютно не интересна. Если германский генштаб действительно предлагал Владимиру Ильичу деньги на революцию, то товарищ Ленин наверняка сказал бы «мерси боку», взял эти деньги и использовал их по назначению. Спасти Королеву на деньги Его Преосвященства – это высший класс для политика. В результате за свои деньги Германия получила ноябрьскую революцию 1918 года и падение кайзеровского режима. Кто от этой сделки выиграл: Ленин или германский генштаб? Я думаю, что Ленин. А генштаб проиграл.

(Тем не менее, многочисленные исследования показали, что байка про «деньги германского генштаба» не имеет под собой никаких оснований. — Ред.)

В.И. Ленин резко выступал против империалистической войны, полагая, что война трудящимся совершенно не нужна. Когда германские социал-демократы проголосовали за военный бюджет, Владимир Ильич сказал одному из своих соратников: «С сегодняшнего дня я перестаю быть социал-демократом и становлюсь коммунистом!». Но у проблемы есть ещё одна сторона. Участие России в Первой мировой войне на стороне Антанты противоречило долгосрочным интересам России.

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

Много говорится о том, что до революции Россия кормила хлебом всю Европу. Да, кормила; так же, как некоторые латиноамериканские республики кормят весь мир бананами. Но это не делает их развитыми странами. Вкладывать большие деньги в спекуляцию вывозимым на западные рынки хлебом русским помещикам и купцам было выгоднее, чем вкладывать их в развитие отечественной промышленности.

Однако в середине XIX века великий немецкий химик Юстус фон Либих (1803 – 1873) показал, что поля можно удобрять не только навозом, но и минеральными веществами: селитрой и фосфатами. После чего урожаи на тощих германских почвах резко выросли. А перед Первой мировой войной Карл Бош (1874 – 1940) и Фриц Габер (1868 – 1934) разработали технологию синтеза аммиака из атмосферного азота и газообразного водорода, что открывало перспективы неограниченного получения дешёвых азотных удобрений и нового роста урожаев.

Всё это привело к тому, что правительство Германии сочло необходимым поддержать отечественное сельское хозяйство от конкуренции, связанной с ввозом дешёвого российского хлеба. Были введены высокие таможенные пошлины, которые больно ударили по карману российских хлебных спекулянтов. В чём, собственно, и заключалась одна из основных причин вступления России в войну на стороне Антанты. Русский солдат был вынужден воевать за то, чтобы хлебные спекулянты скупали по дешёвке российский хлеб, продавали его на Запад и прогуливали вырученные деньги в кабаках вместо того, чтобы вкладывать их в промышленность. Желание воевать за бесконечное продолжение такого безобразия в Российской империи стало называться патриотизмом.

Были и другие экономические причины, толкнувшие Россию в объятия Антанты. Но они также не имели ничего общего с долговременными интересами России.

В высших эшелонах власти были люди, понимающие, что война России на стороне Антанты ни к чему хорошему для страны не приведет. В феврале 1914 года высокопоставленный сановник Пётр Николаевич Дурново (1845 – 1915) подал императору хорошо аргументированную аналитическую записку, в которой предостерегал против вступления в войну с Германией. В этой записке Дурново говорил о том, что с точки зрения национальных интересов война России совершенно не нужна. И был сделан ряд предсказаний возможных последствий участия России в войне, в частности, предсказания о революции в России и Германии. Эти предсказания сбылись.

Топливом, двигающим капиталистические страны и их народное хозяйство, является конкуренция капиталистов на рынке товаров и пролетариев на рынке труда. И Владимир Ильич Ленин не мог не задумываться о том, что станет топливом при социализме. В своих трудах он дал на этот вопрос чёткий ответ: стратегическим топливом социализма является живое творчество масс. Что, разумеется, не означает отказа от использования материальных стимулов. Советская власть должна активно поддерживать и поощрять полезные инициативы трудящихся во всех сферах жизни. Человек социализма не должен превратиться в робота, бездумно и неукоснительно выполняющего указания начальства.

В высшей степени замечательны взгляды В.И. Ленина на роль профсоюзов, высказанные им во время известной дискуссии. В этой дискуссии изначально сформировались две точки зрения. Л.Д. Троцкий рассматривал профсоюзы как один из механизмов государственного управления, а сторонники рабочей оппозиции предлагали передать руководство предприятиями в руки профсоюзов. Владимир Ильич решительно выступил против обеих точек зрения. Он считал необходимым сохранить контроль над предприятиями в руках государства, а профсоюзы рассматривал как один из механизмов развития живого творчества трудящихся. «Профсоюзы это школа коммунизма», – говорил Ленин. Участвуя в профсоюзной деятельности, рабочий постепенно приобретает навыки самоуправления и самоорганизации. А поскольку за профсоюзную работу рядовым трудящимся денег не платят, приобретает некоторые навыки коммунистического труда.

Стратегически линия В.И. Ленина была совершенно правильной, но тактически на неё не было времени. Обстоятельство были такими, что нужно было принимать быстрые решения. А это требовало построения жёсткой иерархической системы, слабо реагирующей на инициативы снизу.

В высшей степени замечательной чертой Владимира Ильича Ленина было полнейшее отсутствие какого-либо позёрства. Он никогда не пытался изображать из себя гения, вождя или героя. И вообще не стремился создать себе какой-либо имидж. Его поведение было абсолютно естественно. Своей внешностью, несколько мешковатой одеждой и манерами поведения Владимир Ильич напоминал типичного представителя европейского среднего класса, что вводило в заблуждение многих людей, видевших Ленина впервые. Однако, познакомившись с Владимиром Ильичом поближе, эти люди осознавали, насколько они заблуждались.

Впрочем, такое поведение нередко встречается среди людей, для которых на первом плане стоит дело, а не своё место при деле. И которые не испытывают озабоченности по поводу своего социального статуса.

В этом отношении полной противоположностью В.И. Ленина были такие деятели, как Лев Давыдович Троцкий и Григорий Евсеевич Зиновьев (1883 – 1936), очень заботившиеся о своем имидже. Я уже не говорю об Адольфе Гитлере (1889 – 1945).

Это черта характера убедительно опровергает миф об исключительном властолюбии Ленина, распространенный в антикоммунистических кругах. «Хрестоматийный образ мудрого государственного руководителя и мыслителя, который якобы только и думал о благе народа, был прикрытием реального облика тоталитарного диктатора, заботящегося только об упрочнении власти своей партии и своей собственной власти, готового во имя этой цели идти на любые преступления, неустанно и истерически повторявшего призывы расстрелять, повесить, взять заложников и т.п.», – писалось в вышедшей в США книге «The unknown Lenin» («Неизвестный Ленин»). Но властолюбивые диктаторы, чей комплекс неполноценности порождает неумную жажду власти, никогда не ведут себя как Ленин. Они всегда стремятся изображать из себя «Нечто».

Владимир Ильич Ленин действительно стремился к власти и боролся за неё. Но власть для него была не самоцелью, а средством реализации своих представлений о лучшем будущем России и человечества. Большинству современных российских политиков такие мотивы просто непонятны.

Владимир Ильич был довольно равнодушен к живописи, но очень хорошо чувствовал музыку. И очень сильно на неё реагировал. «…Часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить по головке никого нельзя — руку откусят, и надобно бить по головкам, бить безжалостно, хотя мы, в идеале, против всякого насилия над людьми. Гм-м, — должность адски трудная!», – говорил Ленин Максиму Горькому.

Любимыми композиторами В.И. Ленина были Людвиг ван Бетховен (1770 – 1827) и Рихард Вагнер (1813 – 1883).

Из русской литературы Владимир Ильич очень любил творчество Льва Николаевича Толстого (1828 – 1910) и активно не любил творчество Фёдора Михайловича Достоевского (1821 – 1881). К современному западному искусству относился достаточно скептически, к искусству русского Серебряного века тоже. Не был Владимир Ильич и поклонником творчества Владимира Владимировича Маяковского (1893 – 1930), хотя некоторые его стихотворения и одобрял за правильное политическое направление.

Очень ценил Владимир Ильич Ленин творчество Николая Гавриловича Чернышевского (1828 – 1889) и Дмитрия Ивановича Писарева (1840 – 1868). Их произведения оказали большое влияние на становление личности будущего Вождя пролетариата.

Такие пользующиеся большой популярностью у российских интеллигентов философы, как Фридрих Ницше (1844 – 1900), были Владимиру Ильичу абсолютно не интересны. Не интересовала его и русская религиозная философия, расцветшая пышным цветом в начале XX века. Произведения этих авторов В.И. Ленин рассматривал исключительно как один из симптомов деградации эксплуататорского общества.

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

Как известно, все люди делятся на две категории: собачников и кошатников. За этим явно стоят какие-то важные психологические различия. Владимир Ильич был завзятым кошатником. Независимого соседа, в отношениях с которым нужно соблюдать дистанцию, Ленин ценил выше преданного друга, стремящегося раствориться в личности хозяина. Это о многом говорит.

В послесоветской Белоруссии был поставлен памятник Владимиру Ильичу Ленину с котом. По его поводу трудящиеся сочинили стишок: «Мы с котом пойдём в коммунизм вдвоём». Говорили, что человека, который почешет за ушком котика на памятнике, ждёт светлое будущее. В декабре 2019 года по требованиям антикоммунистической общественности памятник снесли.

Владимир Ильич Ленин: штрихи к портрету

Нельзя не вспомнить и о том, что Новомученик и Исповедник Российский Николай Александрович Романов (1868 – 1918) очень любил стрелять кошек и беспородных собак. Равно, как и ворон. Это – весьма выразительная деталь на портрете правившей в России августейшей особы, имевшей некоторые черты сходства с Полиграфом Полиграфовичем Шариковым.

Любимым отдыхом В.И. Ленина были прогулки на природе. Возможно, за этим стояли воспоминания детства с прогулками вместе с братом Сашей по окрестностям Симбирска. Ленин был заядлым охотником и грибником. Как и многие люди, обладающие стратегическим мышлением, любил шахматы. В шахматах он ценил не только борьбу, но и их эстетическую сторону, лучше всего проявляющуюся в шахматных задачах и этюдах.

В правопатриотических кругах очень много говорят о якобы свойственной Владимиру Ильичу Ленину русофобии. Действительно, у Владимира Ильича Ленина можно найти немало резко критических высказываний о русском народе. Но его критические замечания принципиально отличаются от замечаний современных либералов и их наиболее радикального представителя – Валерии Ильиничны Новодворской (1950 – 2014).

Для госпожи Новодворской русские люди – это бездари, тупицы и даже дегенераты; для Владимира Ильича Ленина – способные ученики, которые по лености не проявляют должного рвения к учебе. За это русских людей нужно ругать. Для их же собственной пользы.

«Он был русский человек, который долго жил вне России, внимательно разглядывал свою страну, – издали она кажется красочнее и ярче. Он правильно оценил потенциальную силу её – исключительную талантливость народа, ещё слабо выраженную, не возбуждённую историей, тяжёлой и нудной, но талантливость всюду, на тёмном фоне фантастической русской жизни блестящую золотыми звёздами». (М. Горький, «Владимир Ильич Ленин»).

По этой же причине Владимир Ильич Ленин ругал и коммунистов. «Коммунистическую сволочь» следует сажать в тюрьму, а нас всех и Наркомюст, сугубо, надо вешать на вонючих верёвках», – писал Владимир Ильич в 1921 году в письме к П.А. Богданову. На фоне этого кровожадного заявления даже слова «Интеллигенция – это г…о нации» выглядят достаточно невинно. Но столь агрессивные заявления не дают оснований причислить Вождя мирового пролетариата к антикоммунистам. То же справедливо и по поводу русофобии.

Многие представители интеллигенции очень возмущаются по поводу приведенной выше фразы, высказанной В.И. Лениным в их адрес. Но Ленин здесь не оригинален. Вспомним, что говорил Антон Павлович Чехов (1860 – 1904) в письме к И.И. Орлову (1899): «Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо её притеснители выходят из её же недр». Конечно, Антон Павлович не использовал столь грубые выражения, но суть обоих высказываний одна и та же.

Настоящую интеллигенцию Владимир Ильич Ленин очень ценил и всячески поддерживал. Недаром он призывал молодежь «учиться, учиться и ещё раз учиться». А персонажей, подобных Лоханкину, (даже получивших высшее образование) глубоко презирал.

В.И. Ленину инкриминируют высылку за границу в 1922 году большого числа представителей русской гуманитарной интеллигенции на «философском пароходе». Думаю, что это было правильной мерой, полезной в конечном итоге и для самих интеллигентов. В недалёком будущем у этих представителей интеллигенции неизбежно бы возникли серьёзные проблемы во взаимоотношениях с властью, которые могли плохо закончиться. Своевременная высылка за границу обеспечила этим интеллигентам возможность нормальной работы. А некоторым даже спасла жизнь.

Будучи жёстким рационалистом, Ленин не любил религию, считая её дурманом для народа. И много ругался с богоискателями и богостроителями в рядах собственной партии. Однако он не путал отношение к религии с отношением к верующим. И не поощрял антирелигиозные эксцессы со стороны чрезмерно непримиримых безбожников.


После смерти Владимира Ильича Ленина Алексей Максимович Горький написал:

«Владимир Ленин, большой, настоящий человек мира сего, – умер. Эта смерть очень больно ударила по сердцам тех людей, кто знал его, очень больно!
Но чёрная черта смерти только ещё резче подчеркнёт в глазах всего мира его значение, – значение вождя всемирного трудового народа.
И если б туча ненависти к нему, туча лжи и клеветы вокруг имени его была ещё более густа – всё равно: нет сил, которые могли бы затемнить факел, поднятый Лениным в душной тьме обезумевшего мира.
И не было человека, который так, как этот, действительно заслужил в мире вечную память».

С.В. Багоцкий
Печатается в сокращении

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .