Выборы-2019: эпизод борьбы против РОТ ФРОНТа

Честное мошенничество чиновников в Мордовии

Наши корреспонденты уже сообщали о попытках властей в ходе последней избирательной кампании по муниципальным выборам снять кандидатов от партии РОТ ФРОНТ с регистрации, тем самым отстранив нашу партию от участия в выборах. В частности, в Татарстане кандидат от КПРФ пытается через суд снять с местных выборов кандидата от партии РОТ ФРОНТ. Во многих регионах России та же ситуация. В кулуарах представители нам объясняют, что нашу партию неугодно допускать до выборов: она должна потерять регистрацию после сентября 2019 года. Несмотря на сочувствие к выдвигающимся на выборах активистам РОТ ФРОНТа, чиновники топят их выдвижение в ТИКах и судах.

Российские выборы
Честные выборы при капитализме

Ещё в 2015 году в Нижегородской области были отстранены от выборов два наших рабочих кандидата по причине неуказания в подписном листе должности кандидата в партии. Третий кандидат, рабочий Владимир Чурашев, после обращения в прокуратуру всё же был зарегистрирован. Претензия к нему со стороны ТИК была надуманной: не указано в адресе проживания наименование района, хотя там же указано название города, который является райцентром. Какие крючкотворы!

Тогда власть допустила только одного кандидата к выборам, но вскоре и об этом пожалела. Сам глава местного избиркома, начальник промышленного отдела администрации города, Сергей Андреев, заявил в день выборов доверенному лицу нашего кандидата, что за распространителями агитматериала была устроена слежка. Для Богородска — города-спутника Нижнего Новгорода, — агитация за рабочую политику оказалась неслыханным делом и вызвала переполох и испуг местных тузов — непуганых эксплуататоров местного населения. Рабочий профсоюз, жилищно-коммунальные советы, пропаганда атеизма в «православном кластере», классовая борьба! Рабочий кандидат среди своры кандидатов-гендиректоров — это уже слишком.

Наступил 2019 год, лето. Нижегородским активистам партия поручает зарегистрировать кандидата теперь уже в соседней Мордовии. Имея опыт участия в подобной кампании в Нижегородском регионе, нижегородец Максим Зарубин, инженер, подал документы на регистрацию кандидатом в депутаты Совета Первомайского сельского поселения республики. Задача, скажем, с одной стороны, не такая трудная: удачный опыт в подготовке документов есть, а подписей собирать только 10 (плюс 4 запасных дополнительно). Но в тоже время ехать 9 часов в соседнюю республику за свой счёт на поезде и выдвигаться в чужом посёлке — дело непростое.

И вот уже 9 августа 2019 года в Лямбирском районе Республики Мордовия идёт… суд. Истец — кандидат Зарубин, ответчик — ТИК. Требование — зарегистрировать кандидатом в депутаты истца, отменить решение избиркома. Что же пошло не так?

Закон: проверено - не работает...

Довод избирательной комиссии, обозначенный в решении об отказе в регистрации, следующий. 4 подписи из 10 признаны «недостоверными». Особо заострим внимание читателей на последнем определении. Основания же для такой позиции следующие:

  • 3 подписи поставлены с указанием ошибки в адресе места регистрации избирателей. Например, не «улица Жигули, дом 8, квартира 1», а «…квартира 2». И так в 3-х подписях.
  • 1 подпись поставлена с датой, в которой ТИК усмотрела якобы исправление. Ноль, дескать, жирно обведён, а шестёрка неровностью наводит на «сомнения».

Об этих неточностях и их смысле обязательно скажем ниже. И ещё довод, так скажем, «контрольный выстрел в голову кандидата»: нет финансового отчёта по сбору подписей.

Вроде бы доводы, на первый взгляд, не пустые… Но открываем Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», находим статью 38 и читаем:

«6.3. Недостоверной признается подпись, выполненная от имени одного лица другим лицом, на основании заключения эксперта, привлеченного к работе по проверке подписей избирателей, в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи».

То есть, не было таких нарушений со стороны кандидата, чтобы подписи признать недостоверными. Нет никакого «другого лица», а только ошибка в местах регистрации избирателей. Но в суде прокурор ссылался на другой пункт статьи, на основании чего судья отказывает нам в регистрации повторно:

«6.4. Недействительными признаются: в) подписи избирателей, участников референдума, указавших в подписном листе сведения, не соответствующие действительности. В этом случае подпись признается недействительной только при наличии официальной справки органа, осуществляющего регистрацию граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, либо на основании заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи».

То есть, суд не видит разницы в понятиях «недостоверная» и «недействительная» подпись, а топорно выгораживает неграмотную избирательную комиссию, отказавшую в регистрации на основании иной статьи закона, не имеющей отношения к делу.

Что касается отсутствия финансового отчёта по сбору подписей, то и тут избирком «сел в лужу». В соответствии с тем же Федеральным законом «открытие избирательного Фонда в округе с числом населения менее 5 000 чел. и при затратах менее 15 000 руб. не требуется». Из этого следует, что мы поступили верно, не открыв фонд, о чём и глава ТИК Кочетова Н.И. честно нас уверяла при приёме документов, добавив о необязательности предоставления финансового отчёта. Но мы всё же уведомили избирательную комиссию письменным заявлением при подаче подписного листа, из опасения очередного крючкотворства, что «фонд по закону открывать не требуется, подписной лист изготовлен из 1 листа формата А4 из личных запасов кандидата на личном принтере, а в связи с этим просим признать расходы малозначительными». В суде же глава ТИК подтвердила своё мнение о необязательности финотчёта и пробелах в законодательстве по этому вопросу. Как бы умыв руки, мол, и мы не виноваты пред ней, и она сама не виноватая.

Но, видимо, зная неграмотность и относительную добропорядочность главы избиркома, для выступления в суде к ней приставили «заинтересованное лицо ответчика». В итоге наш кандидат выступал один в суде против всей «королевской рати»: прокурора, главы ТИК, её заинтересованного лица, судьи. Задачей заинтересованного лица было смешать истца с грязью, обвинив в недобросовестности, даже мошенничестве. Из уст этого «адвоката дьявола» прозвучал такой пассаж, достойный высекания в граните: «Партия РОТ ФРОНТ – партия мошенников! Не могут собрать, как положено, 10 подписей, но ещё смеют подавать в суд! А ведь есть в России и другие партии, честные партии, с которых следует брать пример! Это те партии, которые честно не собирают подписи, исполняя добросовестно закон, гласящий, что партии из Госдумы освобождены от сбора подписей». Кандидат от РОТ ФРОНТа, взявший слово, вынужден был уничтожить это заявление, заставив ответчиков зеленеть и краснеть.

Вот отрывок из его выступления в судебном заседании:

«Уважаемый Суд. С чувством глубокого удовлетворения выслушал измышления так называемого «заинтересованного лица». Обвинения в мошенничестве не выдерживают критики. В процессе сбора подписей выяснилось следующее: из 86 избирателей, зарегистрированных в округе, в реальности осталось 25 живых душ. Остальные — буквально «мёртвые»: от них, как избирателей, толку ноль, они покинули своё депрессивное село в поисках лучшей доли, бросив свои квартиры, уехав навсегда на заработки в Саранск и Москву. Из оставшихся 15 — напуганы. Чем? Колымой, родиной страха? Нет. Боятся сообщать личные данные, в том числе паспортный номер. Боятся мошенников, берущих по этим данным кредит. Боятся открывать дверь вообще, так как в селе с утра идёт рейд: четыре верзилы в форме судебных приставов с пластиковыми дубинами в руке хотят вручить каждому судебные решения о взыскании долгов. Такова обстановка в разорённом правлением так называемых «честных» партий вымершем селе! В доме из трёх подъездов — только один наполовину ещё заселён. Пользуясь обилием незанятых квартир, жильцы выбрали любую пустующую для удобства проживания. Кое-кто из жителей округа решился поставить подпись, но в такой обстановке, видимо, забыл о действительной прописке в соседней квартире. Меня не пускали в дом, подписной лист заполнялся буквально на ступенях на коленке. Их можно простить! Ведь они в руки боятся дать паспорт незнакомым людям. Таково происхождение неточностей в подписном листе. Но справкой из МВД, приложенной к иску, удостоверяется, что данные подписанты зарегистрированы в этом избирательном округе и являются действительными избирателями. На основании Федерального Закона и Конституции РФ прошу подписи признать действительными».

После суда в коридоре «заинтересованное лицо» и глава ТИК разоткровенничались: у нас своя партия, а у вас своя, а закон тут не при чём, нам дано «указание». Просили не обжаловать решение суда, бесплатно накормили кандидата в буфете — подкрепили на дальнюю дорогу.

Партии парламента узурпировали власть в России. Пользуясь привилегией не собирать подписи, они поставлены в удобное положение, когда другим якобы «нечестным» партиям приходится выкладываться по-полной, собирая, в условиях погрома села и страха выживших местных жителей, по крупицам несколько подписей. Их действительность нужно доказать в суде. В итоге нарушена Конституция России, «гарантирующая» равенство избирательных объединений при участии в выборах.

А мы, конечно же, будем оспаривать решение в Верховном Суде республики.

В заключение коротко изложим впечатления о самой республике.

Саранский завод автосамосвалов

После суда наши товарищи отправились с пачкой газет к проходным заводов г. Саранск. О том, что в городе есть ещё работающие предприятия, нам рассказал таксист. (Словно в подтверждение совета журналиста Константина Сёмина о необходимости общаться с таксистами для выяснения обстановки в незнакомом городе) Он знал о положении на заводах, о соблюдении прав рабочих, о состоянии местной инфраструктуры, наверное, лучше мэра города. Саранский кабельный, станкостроительный, Электровыпрямитель, светоламповый, приборостроительный, автосамосвальный и экскаваторный, Химмаш — вот ещё полуживые предприятия с численностью работников в 1/3 от численности советских времён. Все эти предприятия были обработаны нашими агитаторами, распространено около 2000 газет и агиток в целом. При раздаче наши активисты воспользовались новой технологией, изложенной в ходе последней молодёжной школы РОТ ФРОНТа.

В ходе общения с рабочими выяснилась неприглядная картина. Увидев заголовок статьи из нашей газеты «Дерипаска просит 30 млрд госпомощи на АвтоГАЗ и выплачивает дивиденды», молодой работник возмутился: «Наш завод автосамосвалов принадлежит группе ГАЗ, значит этому Дерипаске. А мою зарплату 10 тысяч рублей уже задерживают который месяц!» Далее — нецензурная лексика.

В Лямбире — районном центре — только что отметили с блеском национальный праздник — сабантуй. Выступал глава республики. Администрация с похмелья приступает к избирательной кампании. Цель кампании, по словам главы ТИК, — объединить полувымершие сёла в сельские поселения. Для чего нужно избрать новый Совет Первомайска, который проведёт пару сессий по заранее написанному сценарию слияния сёл.

А у жителей самого Первомайска другие заботы: как уговорить будущих депутатов помочь засыпать яму на дороге в школу, отрезать квартиры от негреющей котельной, разрешить установить автономный котёл (ну уж, куда вам, какая роскошь!). Клуб заколочен. Работы на всех нет, только у «кулака» Андина в остатках колхоза. Цеха «Сельхозтехники» изображают Сталинградскую битву. На просторах интернета можно найти новость и об этих богом забытых местах: «Десятки жителей улицы Восточная в селе Первомайск Лямбирского района оказались словно в средневековье. В населенном пункте неподалеку от Саранска почти месяц нет воды.

Типичный Первомайск
Типичный Первомайск

Кончатся выборы, а вся эта жизнь останется. Поле для нашей работы — непаханое…

Нижегородские корреспонденты РОТ ФРОНТа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .