Выживут только богатые

К годовщине крушения «Титаника»

14 апреля в 23 часа 40 минут по гринвичскому времени самый большой на тот момент океанский лайнер в мире — «Титаник» — столкнулся с айсбергом, серьезно повредив правый борт в носовой части корпуса судна. В отсеки стала поступать вода, и спустя 2 часа 40 минут корабль полностью ушел под воду.

Кадры из х/ф "Титаник"

Кадры из х/ф «Титаник»

В момент столкновения с айсбергом на борту находились 2208 человек. По разным оценкам, в катастрофе погибло от 1490 до 1635 человек. Большую часть погибших составляли пассажиры третьего класса – бедняки. Зачастую нижние палубы роскошного лайнера занимали мигранты, которые плыли в Америку в поисках работы и лучшей жизни.

Каюты третьего класса, как и каюты команды, находились в трюмах, а прогулочные зоны – на нижних палубах в кормовой части судна.
От прогулочных палуб более состоятельных пассажиров они были отделены специальными заграждениями: на лестницах, ведущих на верхние палубы, были установлены складывающиеся металлические ворота, ключи от которых находились у стюардов. По некоторым данным, наличия таких межпалубных перегородок требовало тогдашнее американское миграционное законодательство.
Часть кают третьего класса располагалась на уровне ватерлинии, еще часть – ниже этого уровня. Именно поэтому пассажиры третьего класса первыми почувствовали столкновение с айсбергом.

Отчасти из-за заграждений, изолирующих пассажиров третьего класса от остальных, отчасти из-за того, что команда была занята эвакуацией пассажиров первого и второго классов, обитатели нижних палуб были предоставлены сами себе. Многие из них так и не смогли выбраться на шлюпочные палубы, и были заживо погребены в бесконечных лабиринтах коридоров «Титаника». Писатель Арчибальд Грейси, выживший после крушения судна, так описал положение пассажиров третьего класса в своей книге «Последняя ночь Титаника»:

Внизу, в помещениях третьего класса, находились люди, которые не имели возможности даже попасть на шлюпочную палубу. Целый рой мужчин и женщин толпился у подножья главной лестницы третьего класса в самой корме на палубе Е. Они находились там с тех самых пор, когда их разбудили стюарды. Сначала это были только женщины и супружеские пары, потом к ним присоединились мужчины, прибывшие сюда с багажом из носовой части судна по «большой шотландской дороге». Теперь все эти люди были стиснуты вместе, шумливые и беспокойные, похожие больше на заключенных, чем на пассажиров под этими низкими потолками с голыми электрическими лампочками, между неказистыми, пустыми, по-казенному белыми стенами.

Стюард третьего класса Джон Эдвард Харт изо всех сил старался заставить их надеть спасательные нагрудники. Его успех в этом деле был невелик, частично оттого, что одновременно он уверял людей, будто никакой опасности не существует, а частично потому, что многие из этих пассажиров ни слова не понимали по-английски. Переводчик Муллер делал все, что в его силах, стараясь растолковать про спасательные нагрудники десяткам финнов и шведов, но это ему плохо удавалось.

В 00.30 сверху поступило распоряжение отправить женщин и детей на шлюпочную палубу. Нечего было и надеяться, что они сами найдут дорогу в лабиринте проходов, обычно запертых для пассажиров третьего класса. Поэтому Харт решил лично сопровождать небольшие группы людей наверх. На это тоже потребовалось время, но вот наконец «конвой» был организован и тронулся в путь. Его странствие было долгим: по широким ступеням наверх, к комнате отдыха для пассажиров третьего класса на палубе С, по верхней палубе, мимо библиотеки для пассажиров второго класса, в помещения для пассажиров первого класса. Затем по длинному коридору мимо кабинета врача, особого салона для горничных и камердинеров пассажиров первого класса и наконец вверх по парадной лестнице, на шлюпочную палубу.

Харт подвел свою группу к шлюпке № 8, но на этом его миссия не заканчивалась. Как только он усаживал своих подопечных в шлюпку, они выскакивали оттуда и спешили укрыться от холода в теплых помещениях.

Уже после часа ночи Харт вернулся на палубу Е, чтобы организовать и провести наверх еще одну группу, и это оказалось ничуть не легче, чем в первый раз. Многие женщины все еще отказывались идти. С другой стороны, теперь и некоторые из мужчин настаивали на включении их в эту группу, но, согласно полученным Хартом распоряжениям, об этом не могло быть и речи.

И вот он снова пускается в долгое странствие по палубам «Титаника». Когда он достиг шлюпочной палубы и подвел эту группу к шлюпке № 15, часы показывали двадцать минут второго. Возможности возвратиться за новой партией пассажиров у него уже не было. Мэрдок велел Харту садиться в шлюпку, и примерно в половине второго шлюпка вместе со второй партией пассажиров третьего класса была спущена на воду.

Для эвакуации пассажиров третьего класса не было предусмотрено какой-либо четкой процедуры. Многие из них сумели тем или иным путем избежать глухого тупика на палубе Е, попали наверх и стояли там, не находя никого, кто бы мог показать им дорогу или помочь. Некоторые из барьеров, ограждавших помещения третьего класса, были убраны. Те из пассажиров, что воспользовались этими проходами в заграждениях, забрели в другие помещения судна, и кое-кто из них в конце концов нашел дорогу на шлюпочную палубу. Но большинство барьеров оставалось на месте, и те пассажиры третьего класса, которые сознавали опасность и стремились к шлюпкам, были предоставлены исключительно собственной находчивости.

Кадры из х/ф "Титаник"

Кадр из х/ф «Титаник»

В разгар следственных мероприятий по поводу крушения «Титаника» Грейси также вспоминал, что уже после того, как все спасательные шлюпки были спущены на воду, из трюма корабля на шлюпочную палубу выбежало огромное количество пассажиров третьего класса:

Когда некоторым все же удалось выбраться на шлюпочную палубу, почти все шлюпки «Титаника» уже были спущены на воду. На палубе оставалось лишь несколько складных шлюпок, которые команда собиралась спустить в последнюю очередь. В них-то и спаслись сумевшие выбраться из трюмов пассажиры третьего класса.

Согласно данным следствия, из 706 пассажиров третьего класса спастись удалось лишь четверти, среди них 76 женщин и 75 мужчин. Для сравнения, процент спасшихся пассажиров первого класса составил 62%. Так, к примеру, из 144 женщин, плывущих первым классом, спаслись почти все – 140, а из 165 пассажирок третьего класса – только 76, остальные погибли. «Что же касается детей, то, за исключением Лоррейн Эллисон, спаслись все 29 детей пассажиров первого и второго классов, из третьего класса же были спасены всего 23 ребенка из 76».

Расследование причин крушения знаменитого лайнера и гибели людей в водах атлантического океана ничуть не способствовало торжеству классовой справедливости. Так, на судебном процессе по делу «Титаника» эксперты объясняли большое количество жертв среди пассажиров третьего класса их собственной нерешительностью.

И конгрессу США не было дела до того, что случилось с пассажирами третьего класса. Сенатор Смит, например, расследуя обстоятельства гибели «Титаника», интересовался буквально всем, вплоть до того, что спросил, из чего сделан айсберг («Изо льда», – объяснил ему пятый помощник Лоу), но пассажиров третьего класса не удостоил сколько-нибудь значительным вниманием. Лишь трое из выслушанных свидетелей были пассажирами третьего класса. Двое из них сообщили о том, что их не пускали на шлюпочную палубу, но американским законодателям не захотелось вникать в подробности. Опять-таки, протоколы не дают оснований говорить о намеренном замалчивании этого вопроса – к нему просто-напросто никто не проявил интереса.

Британская следственная комиссия еще более равнодушно отнеслась к вопросу о пассажирах третьего класса. Мистер У. Д. Харбинсон, официально представлявший их интересы, заявил, что не может найти никакого намека на дискриминацию, и в отчете лорда Мерсея о фактах дискриминации не говорилось ни слова, хотя ни у одного пассажира третьего класса не были взяты свидетельские показания, а единственный оставшийся в живых из стюардов, обслуживавших третий класс, откровенно признал, что людей из третьего класса до часа пятнадцати минут почти не выпускали на верхние палубы.

Кадры из х/ф "Титаник"

Кадры из х/ф «Титаник»

Даже самих пассажиров третьего класса дискриминация не особенно волновала. Классовые различия они принимали, как принимают правила игры. Один из них, Олаус Абельсет, считал доступ на шлюпочную палубу привилегией, которая дается вместе с билетом на право проезда первым или вторым классом… даже если судно тонет.

Как мы видим, особенно в разгаре современных бедствий, с 1912 года мало что изменилось. Богатые эксплуататоры все также спасаются в «местах в соответствии с классом» (прим. — фраза из кинофильма Титаник, 1997), а бедные тонут в ледяных водах. Эксплуататоры, приложившие руки к развалу отечественной медицины, могут получить лучшее лечение от бушующей пандемии Covid-19, бедные же, заражая друг друга на работе, будут бороться между собой за аппараты искусственной вентиляции легких. Только борьба с классовым неравенством и порождающей его системой общественных отношений сможет спасти нас, трудящихся, от катастроф и их последствий!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .