Жизнь в «святом» Сарове: бесправие, церковь и наркозакладки

Рассказ рабочего

От редакции. Нынешний город Саров стараниями СМИ известен своими «святыми» местами, связанными с деятельностью Серафима Саровского. А во времена социализма этот город назывался Арзамас-16 и был широко известен в узких кругах как ядерная кузница Советского Союза.

Как сейчас живут и работают ядерщики Сарова? Об этом нам рассказывает один из рабочих.


Улицы Сарова

Работаю я в «Энергопотоке». Это организация, вписанная в систему Росатома. Выпускаем запорную арматуру для системы охлаждения реакторов на атомных станциях. В этом году предприятие прошло международную аккредитацию и сертификацию. Уже есть заказы из Турции, Индии, приезжали из Чехии смотреть производство. В общем, на словах серьёзное предприятие. А на деле та еще шарашка, где все держится на честном слове. Я оператор станка с ЧПУ.

Проблем на предприятии много и хочется о многом рассказать. Меня как рабочего, в первую очередь, волнуют многочисленные нарушения прав рабочих, раздробленность коллектива. Также в руководстве и администрации идёт подковёрная война между отделениями и службами, в результате которой за последствия несем ответственность мы, рабочие.

Теперь поподробнее.

Завод "Энергопоток" (Саров)

Условия труда

О нарушениях прав. С 90% коллектива заключены срочные договора на год, которые продлеваются каждый год дополнительными соглашениями. Разумеется, это серьезный кнут для каждого из рабочих. Будешь выступать – не продлят договор.

Далее, отсутствует тарифная сетка по зарплатам в принципе. То есть я, работая на станке с ЧПУ, имею ставку 175 рублей в час. Такая же ставка у токаря 5 разряда на универсале, такая же — у слесаря-испытателя, такая же — у шлифовщика того же разряда. Все остальные доплаты, премии, стимулирующие надбавки и так далее зависят исключительно от начальника цеха, его настроения, состояния опьянения (позволяет себе часто пить прямо на работе), также от умения «дружить» с ним (это отдельная история). Уже целый год борюсь за повышение своего оклада, но всё тщетно. Сами оклады ни разу не повышались с момента открытия производства, то есть с 2012 года.

Отпуска. В конце декабря выяснилось, что уже готов график отпусков на нынешний год. Его составил всё тот же начальник цеха. Притом без ведома самих рабочих. Все отпуска, разумеется, разбиты по 2 недели в течение года. На мой вопрос, как мне взять целый месяц, был однозначный ответ – никак. За все три года, что здесь работаю, лишь двое или трое добились полноценного отпуска.

Сверхурочка. В связи с той же неразберихой в руководстве появляется опасность нарушения сроков исполнения обязательств перед заказчиками, то есть АЭС. Следовательно, нас часто вынуждают работать по 12 часов, благо что оплачивают. Непонятно что происходит с планированием. Чаще всего работаем так: пару недель сидим без работы, а потом неделя или две — по 12 часов. Отказываться от сверхурочки, разумеется, не принято, иначе премий не видать. При этом, согласно ТК РФ, сверхурочка не должна длиться дольше 2 дней подряд, а если ночные, то ещё и на час короче должны быть. У нас же все 5 дней подряд идёт по 12. Этот один день, который не должен быть по закону, в зарплату не учитывается (налоговая не спит). Если сам следишь за своим графиком и все высчитываешь, то подходишь с разбирательством, и тебе заплатят, но на месяц позже.

Завод "Энергопоток" (Саров)

Премии часто не выплачивают. Мотивируют это тем, что в расчётном месяце не было отгрузок. То есть. для собственника это означает, что якобы цех не справился с поставленной задачей. О том, сколько же мы должны отгрузить изделий, не уточняется. А уж о том, чтобы как-то повлиять именно на отгрузку, и речи не идёт.

На деле выглядит это чаще всего так. Я за месяц делаю, к примеру, десять корпусов. Параллельно на других участках делаются комплектующие и другие детали. Затем всё это поступает на сборку. А дальше… всё становится очень неясным. В руководстве идёт подковерная войнушка. Вероятнее всего, из-за этого бардак с документацией, никто ни за что не отвечает. В общем, готовое изделие может простоять месяц просто так, без отгрузки. А потом нам говорят, что премии нет, так как не было отгрузок.

Отдельно хочу сказать о браке. Весь брак оплачивает рабочий из своего кармана. Конечно, не 100% от ущерба, но даже если брак устранимый, всё равно сдирают и по 10, и по 20 тысяч. Мне, наверное, одному удалось добиться в свое время более или менее приемлемых условий. Но в целом все валится на станочников. Часто тот же начальник цеха подставляет рабочих. Работу выдают чаще всего не мастера, а либо начальник ПДО, либо сам начальник цеха. При этом в случае их ошибки обвиняют всё равно рабочих.

Часто меняют чертежи. Бывает такое, что изготавливаешь по одному чертежу, посреди работы приходит технолог, забирает чертёж, после приносит другой, с чуть измененными размерами. А эти размеры уже сделаны в металле. Отвечает все равно станочник. Но с этим идёт борьба, конечно.

Много бардака по мелочи: от перебрасывания рабочих со станка на станок до лишения премии за «нарушение культуры производства». Хотя о ней тут никто не слышал в принципе, а лишают просто за бычки в контейнере со стружкой.

Кстати, знаете ли, как можно наживаться на браке? Есть у нас два приёмщика с АЭС. Они отлично подошли бы на главные роли в фильме «Три толстяка». Настолько отъевшиеся граждане… Интересны они тем, что вся задача обоих — принимать готовую продукцию. То есть, это итоговый ОТК. Из-за этого в их руках сосредотачивается серьёзное влияние. Если им надо, они могут проверять изделие с точки зрения технологии, по-серьёзному, докапываясь до каждой царапины. А если надо, могут поиграть в лояльность. Ведь царапины не влияют на производительность задвижек. И, конечно, на этой лояльности рубится бабло. По слухам, у них только зарплата около 200 тысяч. А сколько им доплачивают за лояльность… только им и известно.

Новое производство в Сарове

Профсоюзы

Не так давно начал изучать тему профсоюзов. Среди коллектива агитирую за его создание. Но проблема в том, что коллектив многогранный и раздробленный. Основной костяк квалифицированных станочников – приезжие из близлежащего посёлка Первомайск. (Кстати, там расположен завод по производству комплектующих и узлов для поездов «Ласточка», на котором вообще работают чуть ли не в рабских условиях. Разумеется, все молчат: у людей семьи, кредиты. Мужики рассказывают: когда к нам переводились, их шантажировали увольнением всех родственников. Зарплаты мизерные, конечно.)

В коллективе выделяются группы любимчиков начальника цеха, отдельно — ставленники управляющего заводом, начальника лаборатории. Разумеется, у каждой группы свои зарплаты, условия труда. Конечно, и свои стукачи.

Тема самого профсоюза практически не возникала до меня, да и меня пока никто не слышит. Только иронические смешки. Причины тому вижу две.

В первую очередь, «профсоюз» ассоциируется не с правами рабочих, а с путёвками со скидкой и профвзносами. Наверное, так везде.

Во-вторых, никто не верит в вероятность хоть малейшего успеха в какой-либо борьбе. Притом, что я в одиночку уже несколько раз добивался своего. В коллективе царит полнейшая апатия. Практически каждый рабочий, который не «дружит» с начальником цеха, думает об увольнении. Останавливает только то, что некуда идти. Просто некуда.

По поводу городского профсоюза. Сейчас его первичная организация заточена под тот же ВНИИЭФ. Но кроме как со спортом, путёвками и бесчисленными пьянками-гулянками в Центральном Доме Культуры, лично я больше ни с чем не могу этот профсоюз связать. Ни разу не слышал о какой бы то ни было борьбе за права рабочих. Да и непонятно как там вообще что-то делать: предприятие оборонное, забастовки запрещены.

Саров, ВНИИЭФ

Город и ВНИИЭФ

Теперь перейду к самому городу и градообразующему предприятию.

Называется оно ВНИИЭФ — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики. Скажу сразу: это своё государство со своими законами. К тому же, на последних выборах в городскую думу оно заняло большинство мест. Глава администрации — тоже представитель ВНИИЭФ. Много шумихи было с этим. Для работников ВНИИЭФ явка на любые выборы обязательна, и чаще всего обязателен голос за определенного человека. Всё это дело фиксировать должен сам человек на свой телефон. Угрожают и увольнением, и вообще плохой жизнью. Но, разумеется, всё это в тени.

Вообще город у нас небольшой. Население можно разделить на две части: те, кто работает во ВНИИЭФ, и те, кто там не работает. Длится это уже десятилетиями, разумеется. Устроиться туда сейчас, не имея знакомых, крайне сложно. Единственный относительно простой способ — прийти сразу после института, и то далеко не всегда удаётся. Тема эта в городе довольно острая, потому что те, кто там работает, живут чаще всего не бедствуя. Остальные же — как и во всей стране. Выглядит это как метрополия и периферия: пропасть между доходами людей внутри города колоссальная. Очень уж контрастируют между собой многочисленные бабушки у магазинов, торгующие любой травкой, что выросла на огороде, и стоящая напротив машина «Tesla» новенькая. Она принадлежит, к примеру, Харитонову, владельцу строительной организации. Эта его организация, в свою очередь, чудесным образом выигрывает уже долгие годы всевозможные тендеры на застройки. Он построил уже несколько районов с запредельной стоимостью жилья. Также лет пять назад им построен жилой комплекс прямо на берегу реки. Много с этим скандалов было: в СМИ писали, что несколько домов построены вообще без каких-либо разрешений. Цена в этих новостройках «Саровская Ривьера» за коробку без перекрытий и коммуникаций начинается от 3,6 млн. Что характерно, с момента окончания стройки дома стоят почти все пустые.

Саров, ВНИИЭФ

Со свободным временем здесь тоже у кого как. Могу по себе сказать. Времени у меня мало. Помимо основной работы, ещё в такси подрабатываю. Работаю почти без выходных.

И отдыхают кто как умеет. Например, много пьющих. Огромное количество. У тех, кто на заводах работает, свои причины для водки.

Ещё город утопает в закладках с наркотиками. Даже в центре города часто видел «кладоискателей». С этим, такое ощущение, вообще никто не борется. Есть у меня следователь знакомый. Он говорит, что в полиции толком некому работать.

Правда на этом фоне и ЗОЖ в моде: все спортивные залы забиты, сам я в бассейн хожу, когда удаётся, в волейбол играю. Профсоюз ВНИИЭФа поддерживает это дело и спонсирует. Разумеется, это касается только работников градообразующего предприятия.

Церковь

Интересная тема в Сарове – это РПЦ. Наш город — место чуть ли не мирового паломничества. Плюс ещё Дивеево: все едут к нам прикоснуться к Серафиму Саровскому. Под это дело РПЦ отжимает недвижимость и землю. Есть у нас место в городе, называется Монастырская площадь. До СССР там был большой церковный комплекс. При Советской власти там было уничтожено несколько храмов, а в остальных зданиях разместились: детская поликлиника, школа искусств, много административных зданий ВНИИЭФ, военкомат, телеканал городской… В середине этого комплекса была красивейшая аллея с высоченными голубыми елями (теми, которые в Красной книге). Сегодня, с подачи администрации, всё вырублено, на месте аллеи вновь построен храм. Всех выселили кого куда. Поликлинику вот-вот выселят. Через всё это проходили транспортные маршруты, притом очень для города важные. Всё закрыли-перекрыли, но под это дело даже мост новый построили через реку. На данный момент установили здоровенные ворота, говорят, что всё будет под замком.

Саров, Монастырская площадь

Самое смешное, что в этом году приезжал сюда сам патриарх Гундяев, говорил о том, что всё это строительство и неуёмное расширение производится чуть ли не по просьбе населения. Мол, не хватает мест, где молиться… Городские власти и сам ВНИИЭФ во всём РПЦ потакают, финансируют, помогают. Недавно на сайте госзакупок был найден тендер ВНИИЭФовский на закупку всяких икон, подарочной церковной утвари на несколько миллионов. Как может идти такой фундаментально научный город под руку со всеми этим церковными делами — непонятно. выглядит всё это бредом каким-то.

В целом такая картина. Живётся здесь кому как. Кто с языком и связями, тот ни в чём себе не отказывает. Остальные бедствуют. Если не ВНИИЭФ, работать остаётся только в магазинах. Все заводики закрываются. Наш вот ещё кое-как держится, но кажется, что и тут рухнет всё скоро.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .